Бальга - старинный замок Тевтонского ордена

Замок Бальга (нем. Balga) был заложен рыцарями Тевтонского ордена.

С захватом земель в 1239 г. орденские братья приступили к сооружению крепости.

Бальга или Боллита, по сведениям некоторых источников, означает «болото». До наших дней не сохранился.

Руины замка Бальга расположены на территории Калининградской области, в 52-х км от Калининграда на берегу Калининградского залива.

Эпоха прусских племён

Полуостров Бальга на протяжении столетий принадлежал пруссам и находился на стыке их территориально-этнических образований Вармии и Натангии.

Край был покрыт густыми лесами, большими болотами, озерами и лугами. Эти земли были богаты дичью и рыбой.

Пруссы занимались охотой, рыболовством, разводили домашний скот, собирали мед диких пчел, но все же главным источником существования было земледелие. Они сеяли рожь, пшеницу, ячмень, овес и лен. Пруссы умели обрабатывать железо и бронзу, используя навыки изготавливали себе оружие и средства защиты - шлемы, кольчуги и щиты. Они были мастерами в дублении кожи, переработке меха и шерсти, изготовлении янтарных поделок.

Хотя пруссы и отличались традиционным гостеприимством, все же их нельзя было назвать истинными миролюбцами.

Время, предшествующее появлению в Прибалтике Тевтонского ордена, было заполнено непрекращающимися пограничными столкновениями на юге с поляками, на востоке с литовцами, на северо-западе с норманнами.

Пруссы были язычниками. Они поклонялись солнцу, луне, звездам, грому, птицам, животным, чтили святые реки, озера, рощи и отдельные деревья.

Их общественная организация была крайне отсталой. Территория разделялась на волости, а те, в свою очередь, на сельские общины, которые являлись основой прусского общества.

Волостным административным центром служило укрепленное поселение (городище), в котором проживал представитель местной знати - управляющий округом, и которое использовалось как убежище для населения в случае нападения противника. Такое укрепленное поселение находилось на полуострове Бальга под названием Хонеда.

Что же представляла собой прусская крепость Хонеда до начала тевтонского вторжения в 1239 г.? Здесь нужно отдать должное прусским «тактикам» и «фортификаторам», так искусно использовавшим защитные свойства местности. Залив с северо-востока и запада, болота с единственной бревенчатой гатью на юго-востоке и река Волитта на востоке способствовали надежной защите подступов к крепости.

К сожалению, литературные источники не дают ответа на вопрос об особенностях прусской крепости. Однако, на основе анализа литературы о древнейших крепостях Европы, мы можем представить себе, с достаточным приближением к истине, ее конструктивные и объемно-планировочные характеристики.

Основными элементами крепости (со стороны противника) были: вал, ров, частокол из бревен с заостренными концами, за ним дозорный ход и центральная бревенчатая башня.

Тевтонский орден и рыцари строят замок Бальга

В 1239 г. прусская крепость Хонеда была захвачена войсками Тевтонского ордена под командованием Дитриха фон Бернхайма.

Многочисленные попытки пруссов отбить крепость у крестоносцев не имели успеха, и она стала опорным пунктом для дальнейшей экспансии рыцарей на восток.

Рыцари Тевтонского ордена носили белые плащи с черными крестами, за что и были прозваны крестоносцами. Рыцарями могли стать только лица дворянского происхождения. Члены Тевтонского ордена давали традиционные монашеские обеты: целомудрия, чистоты, бедности и послушания.

Среди рыцарей всегда поддерживалась суровая дисциплина, особенно во время военных походов. В основе дисциплины стоял страх перед наказанием.

Первоначально они усовершенствовали прусскую крепость, а затем приступили к строительству новых оборонительных сооружений. По мнению политического руководства ордена, планируемый замок Бальга должен был стать мощной крепостью, пограничным постом, военной базой и символом могущества.

Оригинальная подпись на камне в стене форбурга.

Со строителями нового замка не было особых проблем. По тогдашней Европе кочевали многочисленные артели каменщиков, кузнецов, плотников, скульпторов, художников вместе со своими производственными секретами и личными клеймами, которые передавались по наследству. В качестве подсобных рабочих привлекались местные крестьяне-пруссы, военнопленные и собственные солдаты (полубратья).

В 1250 г. еще до конца недостроенный замок Бальга стал резиденцией комтура-управляющего округом, владения которого распространялись далеко на восток вплоть до Мазурских озер (Польша). Одновременно в замке находилось сообщество обитателей, где у каждого были свои обязанности.

Коннстабль отвечал за постройки и оборонительные сооружения, камергер – за запасы еды и напитков, а сенешаль распоряжался казной и внутренним распорядком.

Формирование деревни Бальга проходило практически одновременно со строительством замка в 1239-1290 г. Здесь жили и первые строители замка.

Известно, что после покорения пруссов в 1274 г., рядом с замком была заложена деревня с одноименным названием. Здесь жили переселенцы из западной Европы, которые следовали за войсками Тевтонского ордена в поисках лучшей жизни. Вместе с ними проживали строители замка: каменщики, кузнецы, художники, стеклодувы, плотники, мастера стрелкового оружия, сыроделы, пивовары и многие другие.

Рядом с деревней на удалении нескольких сот метров был расположен орденский хутор, положивший начало богатому поместью, которое арендовали и покупали многие поколения местных землевладельцев. Здесь первоначально размещалась администрация по управлению орденским сельским хозяйством. Контроль над ним осуществлял один из членов правления Тевтонского ордена. А верховное руководство не только в военной сфере, но и сельскохозяйственной находилось в руках комтура.

К 1290 г. строительство основных частей замка было завершено. В его состав входили:

  • центральное сооружение с донжоном-башней,
  • форбург (передовое укрепление),
  • обводные стены с галереями, дозорной и двумя оборонительными башнями,
  • хозяйственные постройки,
  • богадельня, где доживали свой век престарелые рыцари,
  • мастерские,
  • пекарня,
  • склады-амбары,
  • лазарет,
  • казармы для оруженосцев и наемного войска,
  • трапезные для наемников и слуг,
  • постоялый двор для купцов,
  • арсенал,
  • конюшни,
  • тюрьма,
  • пивоварня и данцкер (туалет).

Непосредственно на высоком берегу залива возвышалось центральное сооружение - замок с мощными кирпично-бутовыми стенами и башнями, стрельчатыми окнами, округлыми арками романских перспективных порталов, резной деревянной турнирной и оборонительной галереями, живописными винтовыми и деревянными лестницами, украшенными изящными перилами и балюстрадами.

Говоря об объемно-планировочном и конструктивном решении замка, следует особо подчеркнуть его оборонительные «хитрости». К ним можно отнести два оборонительных рва – внешний и внутренний. Внешний имел глубину до пяти метров. Через рвы были перекинуты подъемные мосты, отдельно для гужевого транспорта и пешеходов.

В центре замка располагалась многоярусная башня донжон, которая выполняла функции последнего убежища обороняющихся. Она имела сложную систему помещений, устройств, запоров и вертикальных транспортных коммуникаций, включавших подъемники предбашенной лестницы и кованую опускную решетку (катаракту).

Все наиболее значимые здания и сооружения имели дубовые ворота, обитые железом, со сложными и надежными запорами и всевозможными украшениями с внешней стороны.

Кровельщики заливали в специальные формы расплавленный свинец и готовили кровельные листы.

Плотники возводили леса, сходни, катальные ходы и помосты для движения по ним тачек с грузами.

Стекольщики разрезали цветное стекло по трафарету и скрепляли цветные кусочки при помощи свинцовой сетки. Это была очень важная работа из-за религиозного статуса Тевтонского ордена. Библию читать мог не каждый. Цветные витражи в свинцовых рамах, различные барельефы и мозаики рассказывающие и показывающие неграмотному люду эпизоды из Священного Писания, сцены жизни Христа и апостолов, изображения святых дев - были понятны всем.

Маляры замка готовили красочные составы: белую краску из прокаленной кости, лазурь из серебра, обработанного соком подсолнечника. Художники рисовали сюжеты теологической тематики. Штукатурка состояла из гашеной извести и песка, краска приготовлялась на водном растворе. Рисовали именно по сырой штукатурке. Так, живопись, получившая название фрески, медленно высыхала с основным слоем. Этот метод позволял закреплять изображения на века.

Оборонительные приемы при строительстве замковых сооружений

Вокруг замка через рвы перекидывались подъёмные мосты. Отдельно для всадников и отдельно для пешеходов, с противовесами и цепными лебедками. За мостами внутри замка находились внутренние сторожевые дворики с караульными помещениями.

Дорогу к замку старались подводить специальным образом с подходом справа. Этот метод ослаблял в оборонительном плане подходящего противника, так как слева у воинов в руке был щит. Соответственно защиту щитом, такой метод движения на штурм, сводил на нет.

Некоторые бойницы в оборонительных башнях делались ложными, больше для устрашения противника. За бойницами внутри галерей имелись многочисленные лестницы для переходов в стрелковые ярусы. Там же находились подъёмные механизмы для боеприпасов, пожарные бочки с водой.

В уязвимых местах строились специальные наклонные стенки для скатывания на противника каменных ядер, стока кипятка, горящей смолы.

В некоторых случаях использовались смоляные шары. Кожевенники из невыделанной кожи делали примерно круглые по форме шары, с неплотно прилегающими друг к другу кожаными лоскутами и неплотной стяжкой. Внутрь набивалась солома и крупная сухая древесная стружка. Такой наполнитель пропитывался смолой, некоторыми видами горючих жиров. После заправки, набивки и просушки пропитанные внутренности принимали форму шара и задубевали. Во время атаки неприятеля, специальными прихватами шар над горящей бочкой или корзиной поджигали.

Разгорающийся предмет сбрасывался на наклонную стенку, роняя горящую смолу, поджигая все вокруг шар скатывался по наклонной стенке. Они были относительно легкими, десятки горящих шаров скатившись и отпрыгивая от препятствий, разбрызгивая горящую начинку причиняли существенный вред атакующим. Попадающая на открытые участки кожи, на отдельные предметы доспехов горящая смола выводила из строя воина.

Справка. Можно было увидеть, воевал ли пойманный разбойник или недружественный воин против замка. Следы, оставленные от ожогов на теле и обмундировании удалить было практически невозможно.

Над воротами устраивались помещения, в которых делали желоба к противнику. В такие лотки в случае атаки сыпали раскаленный песок и негашеную известь.

Винтовые лестницы выполняли функцию обороны внутри башен и замковых стен. Закрученные против часовой стрелки лестницы мешали штурмующим во время рукопашных схваток наносить удары мечом правой рукой. Также мешала это делать и центральная опора, меняя руку атакующий вынужден открывать тело и сильнее высовываться за пространство опоры, что делало его более уязвимым.

В замке устраивалась сложная система проходов, тайных переходов, скрытых путей и дверей. Под примыкавшим к заливу флигелям (пристройкам) были построены подвалы, выполнявшие роль погребов, убежищ и запасных выходов к заливу.

Оружейное дело рыцарей

Шипастые гири на цепи, прикрепленной к короткой рукоятке, отливали из меди. Внутри их делали полыми и заливали свинцом, чтобы утяжелить это страшное оружие. Стальные острия ковали отдельно и закрепляли в шаре из воска с глиняным шаром внутри. Вся заготовка обмазывалась глиной, её высушивали и обжигали, воск при этом вытапливался. Вместо него заливали расплавленную медь. Затем, удалив изнутри глину, получали полость и заливали её свинцом.

Изготовление боевого молота происходило примерно таким же способом. Только конец молота ковали и он получался в виде птичьего клюва. Из-за этого о получил название – клевец.

Луки изготавливали из тисса. Тисс доставлялся из Италии и Испании, считалось, что в тех районах он был более прочным и гибким. Также использовался орешник, ясень и белый вяз. Стрелы изготовляли из норвежской сосны, она считалась лучшим материалом для этого вида оружия.

Длина стрел достигала 1 м, а сам лук мог быть до 2 м. Стрела, выпущенная из такого лука, могла пробивать доски толщиной 25 мм с расстояния до 200 м.

Арбалеты произошли от укороченного лука, закрепленного на деревянной ложе. Тетиву натягивали руками, упирая ногу в скобу и цепляя её за скобу. Спуск осуществлялся пальцем руки. Увеличение боевой мощи арбалета потребовало изготавливать  раму из стали. Физически натяжение тетивы было затруднительным, для этого изготавливали специальные натяжительные приспособления. Для увеличения точности стрельбы на стрелах стали применять винтообразное закрученное оперение из кожи и медных листочков. Такой вид оперения позволял закручивать стрелу в полёте и повышать точность попадания.

Быт и устройство повседневной деятельности

В замке были большие запасы леса, сложенного штабелями, пирамиды каменных ядер, склады с продуктами, вооружением и снаряжением.

Главным помещением самого замка был большой зал. В наши дни его назвали бы трансформируемым, так как после незначительных перестановок мебели, перегородок, подставок, подмостей и различных приспособлений он мог выполнять различные функции - служить трапезной, судом, местом для заседаний конвента (совета управляющих комтурством), опочивальней (спальней), комнатой отдыха после охоты, турниров и поединков.

Важным атрибутом была церковь с молельней и местами для прихожан. Двор замка всегда был полон рабочими людьми и солдатами (кнехтами). Меховые шапки, железные шлемы, черные колпаки на головах говорили о занимаемом положении.

Во дворе и в мастерских примеряли доспехи, смазывали луки и ремни салом, оковывали повозки, ремонтировали сани, готовили оружие, складировали лесоматериалы, дубили кожи, растапливали смолу, отправляли и принимали обозы с товарами и проводились занятия по военному делу.

Несмотря на даваемый крестоносцами обет бедности, замок являлся средоточием культурных ценностей, на стенах жилых и общественных залов висели восточные ковры и западные шпалеры. Изделия из золота и серебра хранились в янтарных ларцах и шкафчиках.

Было много художественных изделий из кости в сочетании с янтарем. Роскошная серебряная и керамическая посуда хранилась в деревянных буфетах, украшенных богатой резьбой. Ценные вещи, декоративное оружие и золотые предметы культа между торжественными службами хранились в дорогих сейфах и сундуках, окованных цветным металлом. Сундук служил одновременно кроватью, скамьей и дорожным чемоданом.

Главный зал замка был украшен фресками, изображения рыцарских турниров и сражений по периметрам стен, обтянутых шпалерами, стояли статуи рыцарей, висели барельефы и фамильные рыцарские гербы.

Из мебели - красивые кресла, длинные скамьи с подлокотниками, столы и шкафы для посуды.

Посуда - серебряные блюда и кубки, стаканы, миски, оловянные горшки и кувшины. Серебряные подносы, ларцы, подсвечники.

Ритуальные приспособления, баночки для благовоний. Абсолютно все предметы имели высокую художественную ценность из-за своего необычного исполнения, они были украшены искусной резьбой и на многих можно было видеть сюжеты, напоминавшие о теологической важности миссии ордена.

Большие необжитые пространства, непогода, плохие дороги вынуждали рыцарей, особенно зимой, оставаться в замке. Любимым развлечением, жизненной необходимостью рыцарей в это время была охота, турниры и поединки.

Пищу готовили на кухне во дворе замка в глиняных горшках и оловянных кастрюлях. Кухню отделяли от жилых зданий и хозяйственных построек из соображений пожарной безопасности. Чтобы пища не остывала при подаче блюд в трапезную, от кухни шел крытый переход. Рядом с кухней размещали подземную кладовую и погреб для бочек, емкостей из шкур и металлических сосудов. В воловьих пузырях хранили вино и мед.

Поблизости от центрального сооружения находились пекарня и пивоварня с сушилками для зерна и чанами для размачивания ячменя. Хлебные и фуражные запасы, учитывая частые неурожаи и падеж скота, были рассчитаны на несколько лет.

Гарнизон замка был достаточно большой и в мирное, и в военное время. Во время перемирий военные люди были нужны для сопровождения комтура, рыцарей и священников при различных выездах.

Скульптурный портрет одного из комтуров Бальги - графа Фридриха фон Цоллерна находится в нише на внутренней стороне Фридландских ворот.

В начале 14 века к югу от замка в честь святого Николая - покровителя мореплавателей была построена приходская церковь. Её отличал особый стиль - благородная готика.

Настоящими памятниками искусства были алтарь (1649), кафедра (1693), колокола (1637, 1675) и орган начала 18 века, а рельефная картина «Торжество Христа» (резьба по дереву) считалась уникумом.

К сожалению, не сохранились так и неизученные специалистами фрески на библейские темы.

До наших дней уцелели только часть стен и западный перспективный портал, правда без орнаментированных и профилированных камней, изъятых совсем недавно «любителями» монументальных сувениров.

В 1404 г. в хозяйстве орденского хутора находилось 214 жеребцов, 238 кобыл, 220 жеребят и 390 скаковых и рабочих лошадей. Остальное поголовье состояло из 686 голов крупного рогатого скота, 125 телят, 5126 овец и 1108 свиней.

Богатства пополнялись в результате военных походов, а также грабежей и набегов на соседние земли. Налоги, торговля и дары от заискивающих перед орденом, также пополняли запасы казны.

В зимнее время в сторону замка отправлялись крестьяне на санях, в которых везли солому, дрова, мороженную рыбу, шли и погонщики скота со своим стадом.

Орден вел торговлю и продавал в большом количестве сукно, религиозные предметы из янтаря – четки, кресты, изображения святых. Взамен получали необходимый воск, меха, оружие.

В мастерских замка примеряли доспехи, чистили и ремонтировали стальные панцири, точили холодное оружие. Испытывали и разрабатывали новые виды оружия, улучшали эргономические функции уже используемых образцов. Терли порох, смазывали луки и ремни салом. Сало топили в специальных салотопках, которые обеспечивали объёмы хозяйственных нужд. Ремонтировали повозки и оковывали колеса, смолили лодки. В вечернее время двор освещался горящими смоляными бочками.

В те времена перемещаться на длинные расстояния было небезопасно. Леса вокруг кишели разбойниками, дикими отрядами непокоренных пруссов. Случались нападения диких зверей. Следовать куда-либо нужно было в сопровождении вооруженных и подготовленных рыцарей и кнехтов.

В замке ежедневно проходили занятия. Рыцари сражались на мечах и секирах. Выполнялись упражнения боя пикой и короткого копья. Закованных в броню специально сбивали с ног и заставляли самостоятельно быстро встать. Рыцарь в тяжелых доспехах учился без помощи садиться на коня. Абсолютно каждый обучался конному делу, тренировали тактику боя в спешенном порядке, проходили тренировки по преодолению крепостного рва и оборонительных стен.

Пехотинцы тренировались и обучались использованию алебарды комбинированной с копьём крюком на одном древке. Крюк позволял в бою цеплять противника за кольчугу и стаскивать его с коня на землю. Был разработан уникальный прием, два кнехта с такой комбинированной алебардой, вдвоем цепляли противника за кольчугу с разных сторон и удерживали его. Не составляло никакого труда третьему подойти и ударить по голове удерживаемого дубиной, мечом, ткнуть пикой или просто принудить к сдаче.

Замковая тюрьма

В замке существовал загон для невольников, в нем удерживаемые ожидали дальнейшее решение своей судьбы. Загон никогда не был пустым. Во время походов в походных повозках орденских братьев всегда имелись цепи и оковы для будущих пленных.

За тюремными стенами и в темницах замка держали политических противников и государственных преступников.

Богатых и зажиточных людей брали в плен с целью получения выкупа или обмена на своих попавших в плен братьев. Слово «честь» стоило очень дорого и много означало. Под это слово знатного пленника могли отпустить на волю с обязательством его возвращения или доставки выкупа.

Простых преступников, воришек, пленных противников в тюрьме не держали. Их наказывали штрафом, увечьем или убивали. Одним из важных атрибутов замка была каменная виселица. Штатный замковый палач носил полузакрытый зубчатый колпак, спускавшийся на плечи. Кафтан палача был из невыделанной буйволовой кожи с красным поясом.

Такой была повседневная жизнь замка Бальга. В полночь сторожевой колокол подавал сигнал братьям на молитву. На башнях в темное время стража окриками удостоверялась и проявляла бдительность, выявляя неприятеля. Звуками рога и колокола подавалась тревога или извещалось о предстоящем сборе.

Отдых по-рыцарски

В окрестных лесах водились кабаны, зубры, медведи, туры, олени, лоси, лисы, волки и зайцы. На звериные облавы собирали сотни загонщиков. Охота была не только развлечением и массовым убоем животных. Кормить большое количество обитателей замка, не истощая его запасов можно было только с помощью охотничьих добыч.

Еще одной разновидностью охот был отстрел волков. Волки собирались в большие стаи и представляли большую опасность даже для вооруженных людей. Для того чтобы было легче стрелять из луков и самострелов, охотники распределялись длинной цепью по краю поляны. С коротких обеих сторон поляны у краёв натягивали тенёта (сетки для ловли зверей). Погонщики гнали зверя на стрелков. Звери либо запутывались в тенёта, после чего были гуманно добиты, либо были поражены стрелками.

Охота длилась несколько дней, во время нее охотники жили лагерем в шатрах из звериных шкур.

Использовали и собак, охотничьи собаки очень ценились. На них надевали специальный ошейник с шипами, который защищал шею собаки от клыков диких зверей. Псовые охоты были дорогостоящими, для их обеспечения требовались лошади, конюхи, снаряжение, проходимые для коней угодья. Перед охотой собак обмазывали грязью или обваливали в ней, чтобы отбить характерный запах.

Соколиная охота также была очень популярной и часто проводилась.

Птенцов сокола брали из гнезда и обучали искусству охоты. В первую очередь на фазана. Чтобы после охоты находить пернатого, к его лапке прикрепляли бубенец или колокольчик. Управление осуществлялось подачей сигналов из рогов и труб.

Промысловая дичь разделялась на 2 категории:

  • 5 красных зверей - олень, лань, оленёк, косуля и заяц,
  • 5 черных зверей - кабан, волк, лиса, выдра и свинья.

Каждая категория предназначалась определённому сословию братьев. Самым «дефицитным» было мясо лани, которую истребили ещё в Средние века.

Охотничье оружие использовали самое разное: лук с тетивой из сырого шёлка, рогатину и меч. Имелся и использовался специальный охотничий арбалет (боевым в целях охоты пользоваться запрещалось). В нём вместо стрел использовали болты-стеги, на которых вместо лезвия на конце был цилиндр, окованный железом. Болт такой конструкции во время попадания оглушал животное, не портил мех и не наносил рану. Меч был нужен для защиты если зверь-подранок нападал на охотника.

Развлечения и музыка

Главной настольной игрой в замке Бальга были шахматы. Шахматные доски и фигуры изготавливались с большим искусством. Их окантовывали золотом и серебром, игровые поля покрывали прозрачными разноцветными эмалями, пластинками из драгоценных камней: изумрудов, рубинов и сапфиров. Шахматные поединки были очень азартными и нередко игроки переходили от размышлений за доской к драке или поединку. Существуют сведения и упоминания о том, что шахматная партия могла стать поводом для военных столкновений и серьезных разногласий.

Шахматные фигуры обычно имели большие размеры. Их изготавливали из янтаря в сочетании с слоновой костью. Назывались шахматы совсем иначе:

  • павлин - пешка,
  • скала - ладья,
  • дева - ферзь,
  • рыцарь - конь,
  • овен - слон.

В дни торжеств в замке играла музыка. У музыкантов были духовые инструменты: флейты, волынки, рога и рожки, трубы. Из ударных инструментов был известен барабан из высушенной шкуры, натянутой на горшок или пустотелое бревно. Барабан во время концертов сопровождали тембры, состоящие из полусфер.

Могущество Тевтонского ордена было подорвано в 1410 г., когда польские, литовские и смоленские войска нанесли ему поражение в Грюнвальдской битве.

В 1525 г., Тевтонский орден прекратил свое существование и был секуляризирован, то есть стал светским обществом. Последним магистром ордена был Альбрехт Бранденбургский, который на этих землях создал новое государств-герцогство. Он же стал и первым герцогом нового государственного образования.

Не романтика, а эпоха страданий

Эпоха рыцарей – время страданий и лишений. В те времена большинство детей умирали в младенчестве, роженицы умирали при родах. Церковь приучала человека постоянно думать о смерти и загробных муках.

Засухи, неурожаи, суровые зимы – вызывали голод, от которого вымирали целыми деревнями. Рыцарские хроники сообщают о множествах болезней, в первую очередь от чумы. Сильные эпидемии, которые настигали весь конец 13 века, уничтожали каждого четвертого человека.

Все что могли противопоставить эпидемии чумы от разносчиков заболевания была трещотка. Деревянное приспособление, с помощью которого подавался характерный сигнал. Здоровые люди, услышав звук трещотки, разбегались кто куда.

Отсутствие элементарной санитарии, средств дезинфекции, потребление воды из открытых источников способствовали распространению заразы.

Бремя оброков и барщина делали бессмысленным существование подневольных крестьян.

Бальга - памятник истории

Бальга обрела нового владельца - епископа доктора Георга фон Поленца (1478-1550). Он был личным другом Альбрехта Бранденбургского еще до избрания его магистром ордена. В Кенигсберге Георг фон Поленц исполнял в разные годы обязанности орденского посланника, регента и канцлера.

Будучи епископом (с 1518 года), внес существенный вклад в дело реформации. Он был политиком и юристом, явился и первым автором кенигсбергской типографии. В ней было напечатано его рождественское выступление с поддержкой реформации Альбрехта Бранденбургского. В этом выступлении он объявил себя сторонником лютеранства и превращения Тевтонского ордена в светское государство.

Став владельцем Бальги, Георг фон Поленц перевез в замок свои многочисленные архивы, библиотеку, и богатые культурные ценности. Однако, Георг фон Поленц не заботился о сохранении замковых сооружений, за что получал многочисленные выговоры от герцога.

В конце 16 века в результате абразии (подработки берега водами залива) замок начал постепенно разрушаться. Естественно, первые строители замка 13 века не имели понятия о процессах внешней динамики земли, составной частью которых является абразия. Первыми жертвами этого процесса стали контрфорсы конструкции, воспринимающие распор романских и готических сводов. В результате неуклонного наступления залива на берег происходили оползни и, как следствие, уменьшение несущей способности грунтов в основании фундаментов контрфорсов и стен. Первоначально на них появились трещины от неравномерной осадки восточных и западных стен. Первые значительные трещины появились в 1584 г. Боясь угрозы обрушения сводов, руководители округа Бальга переехали в форбург (бывшее передовое укрепление).

Несмотря на проводившиеся ремонтные работы по заделке трещин и подсыпке грунта к стенам и контрфорсам со стороны залива, деформации продолжались. В 1683 г. обрушился свод в часовне замка. После его восстановления обрушению подверглись другие перекрытия. Сильный шторм и ветер на заливе в 1685 г. привели к сносу замковой крыши.

Король Фридрих I сразу же после своей коронации распорядился снести все ветхие строения, в том числе и фрагменты замка, грозящие самообвалом.

Тогдашний начальник окружного управления Кристиан Арндт фон Редер все же надеялся для истории сохранить наиболее значимые фрагменты замка и всячески затягивал процесс разборки. Однако король в 1705 г. подтвердил свое первоначальное распоряжение, мотивируя тем, что кирпич нужен для строительства цитадели Пиллау.

Из-за сильных штормовых ветров со стороны залива и небольшого землетрясения признаки разрушения появились и на форбурге, где находилось руководство Бальги. Здесь часто приходилось менять кровлю. Дело даже доходило до того, что долгое время на разных скатах форбурга она была из различных материалов – черепицы, камыша и шифера. И все же в 1811 г. форбург окончательно лишился кровли.

В защиту форбурга от дальнейшего разрушения выступил известный прусский зодчий Карл Фридрих Шинкель, который посетил Бальгу в 1834 г.

Только в 1929 г. произвели ремонт башни форбурга, где разместился музей Бальги, а примыкавшие к башне внутренние грани стен в рекламных целях были расписаны именами комтуров и именитых рыцарей Тевтонского ордена.

На месте бывшего, ограниченного по размерам, орденского хутора постепенно создавалась высокодоходная усадьба с многочисленными капитальными сельскохозяйственными постройками (конюшнями, коровниками, складами, амбарами, птичниками), домами для рабочих и обширными возделываемыми полями, и пастбищами.

Здания и сооружения, которые располагались на высоком берегу залива, часто подвергались воздействию штормовых ветров до такой степени, что не поддавались восстановлению. Самый сильный шторм наблюдался 26 декабря 1736 г.

Для возведения центрального здания усадьбы и сельскохозяйственных построек требовалось большое количество кирпича. Его производство было налажено на собственном небольшом кирпичном заводе, благо здесь же были обнаружены большие запасы гончарной глины.

На протяжении многих десятилетий сельскохозяйственное производство на Бальге не только росло и процветало, но резко падало во время неурожайных лет и частых эпидемий у людей и скота.

Поместье 10 апреля 1849 г. выкупил Эрнст фон Глазов.

Достопримечательности Бальги играли большую роль в хозяйственной и культурной жизни поселка. Проводились реставрационные работы, функционировал музей и туристический центр, производились археологические исследования.

Велась научная работа в области дендрологии, благодаря чему Бальга превратилась в большой дендропарк. Глазовы финансировали все мероприятия, связанные с празднованием 700-летия Бальги в 1939 г.

Курортный дом Бальга привлекал туристов с разных уголков Восточной Пруссии и Европы.

Обратите внимание: слева от автомобиля была заправка Шелл.

К началу Второй мировой войны замок находился в полностью разрушенном состоянии. Здесь проводились археологические раскопки, частично многие сооружения были разобраны. От некогда великого строения остались форбург, часть рва и несколько полуподвальных помещений.

Однако Бальга продолжала оставаться известным, даже за пределами Пруссии, туристическим объектом. В 1939 г. в деревне Бальга проживало 977 человек, функционировали: школа, пивоварня, спортивный комплекс, музей, церковь, рыбообрабатывающий цех, фольклорный ансамбль, колбасный цех, сыроварня и другие предприятия и учреждения.

Туристическую значимость Бальги, занесенной во все европейские лексиконы, поддерживали: древняя история, архитектура орденского периода, археологические памятники, дендрологические редкости деревья - интродуценты, прекрасные видовые ландшафты, пляжи и прогулочные променады у берега залива.

Напротив форбурга находилось кафе-закусочная Хонеда.

Хайлигенбальгский котел - искатели ценностей в Бальге

Боевые действия на Бальге проходили в последние мартовские дни 1945 г. Первыми на берег залива Фришес (Калининградский) вышли подразделения 1160-го полка 352-й стрелковой дивизии 36 стрелкового корпуса. Вот как описывает итоги последнего боя на Бальге командир взвода 877-го отдельного корпусного саперного батальона В. Мельников: «…На прибрежной равнине, на дорогах, насколько мог видеть глаз, стояли колонны брошенных гитлеровцами машин.

Казалось, вся вражеская техника скопилась перед этим небольшим рыбацким поселком. По улице невозможно пройти, воронка на воронке, разбитые фуры, неубранные трупы фашистов и лошадей…». А вот слова за кадрами документального фильма «Штурм Кенигсберга»: «На берегу залива площадью в несколько квадратных километров находились завалы из машин, повозок с военным имуществом, продовольствием и предметами домашнего обихода.

Между повозками и машинами лежали трупы немецких солдат. Расстрелянные лошади, привязанные к коновязям по 200-300 голов, укрытия из ящиков с консервами, брустверы из мешков с кофе…».

Местность около замковых руин, полуостров и прилегающие районы были масштабным местом боевых действий. Площадь примерно 30 х 15 км была буквально усеяна разбитой техникой, человеческими трупами, воронками, полуразрушенными блиндажами и ходами сообщения.

4-я немецкая армия, насчитывавшая более 120-ти тысяч человек, практически полностью была уничтожена. Сюда же примкнули разрозненные отступающие подразделения других частей и формирований, а также беженцы, спешно покинувшие свои дома.

Вдоль прибрежной зоны Калининградского залива, начиная от посёлка Мамоново до населенного пункта Ладушкин, разбросанные военные трофеи вот уже более 70-ти лет притягивают искателей-трофейщиков.

Каких только предметов не находили в окрестностях Бальги в послевоенное время.

Во время боёв и отступления немецкая армия не забывала забирать с собой предметы искусства, которые были утеряны или брошены.

Существует версия о некоем обозе, вывезенном из Кёнигсберга в феврале-марте 1945г. ещё до полного окружения города. Версия гласит: «Пленные грузили ящики с несметными сокровищами из Королевского замка, после погрузки машины отправились в направлении Бранденбург, Хайлигенбаль (Ушаково, Мамоново). Сегодня нет сведений, прибыл ли ценный груз куда-либо, некоторые склонны считать, что обоз мог свернуть на полуостров Бальга, и ценности были спрятаны в подвалах руин старинного замка.

Слухи о подвалах в замковых постройках, тайниках со времён Тевтонского ордена не безосновательны. Попадая на территорию и близлежащую местность, необычная энергетика чувствуется.

Повсюду мерещатся немецкие солдаты, где-то представляются рыцари, охраняющие подвалы с тайниками, полными ценностей.

Сегодня от величественного сооружения остался только руинированный форбург, он не менее интересен исследователям, путешественникам и просто неравнодушным людям.

previous arrow
next arrow
previous arrownext arrow
Slider

Объект культурного наследия.

В статье использованы материалы:

  • А. Овсянова,
  • А. Бахтина,
  • А. Губина,
  • В. Строкина,
  • Я. Длугоша,
  • Г. Кретинина,
  • Н. Прокопшева,
  • Личный архив автора.
Экскурсия по теме

Сохраните себе ссылку, чтобы не потерять!

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Политика конфиденциальности
HotLog