Кафедральный собор в Калининграде

Кафедральный собор является символом Калининграда, его основное строительство окончено к 1380 г. В те времена город назывался Кёнигсбергом.

Территории, завоёванные крестоносцами, требовалось обживать и обустраивать. Шёл самый рассвет Тевтонского ордена.

Штандарт магистра Тевтонского ордена.

Штандарт магистра Тевтонского ордена.

Религия в жизни Тевтонского ордена играла главную роль. Братья должны были иметь главный храм для божественных литургий и мест упокоения. Епископу Иоганнесу Кларе была пожалована в собственность территория на острове меж двух рукавов реки.

Карта 1257 г.

Изначально епископ Иоганнес Кларе в 1327г на острове Кнайпхоф (сегодня остров Канта) планировал сделать церковь-крепость. Это решение, вероятно, вызвано тем, что орден не прекращал бесконечные войны, часто происходили набеги и восстания. Он прожил в этих землях более тридцати лет и понимал, в целях безопасности было разумно защитить главный храм и свои владения. Благодаря естественной преграде – русло и рукава реки, церковь за высокими стенами обеспечивала полную защиту собственности и жизни.

Изображения битвы крестоносцев и пруссов.

Во время начала строительства в 1330 г. на острове уже были заселены отдельные ремесленники, открылась соборная школа, епископский двор. Строилась пристань, по вечерам жгли костры, готовили рыбную похлебку, обустраивали свои жилища. Открылся рынок, построили портовые сооружения, и стали вести торговлю.

В болотистой местности возводить массивные сооружения оказалось чрезвычайно сложно. В основание собора были забиты сотни дубовых свай. Началось возведение крепостной стены, но успели возвести лишь восточную стену толщиной около 1,5 метров.

Великому Магистру Тевтонского ордена Лютеру фон Брауншвейгу идея строительства крепости на острове не понравилась. Строить её рядом с замком Кёнигсберг было нежелательным явлением. Вероятно, он посчитал, что крепостные сооружения вокруг церкви будут говорить о беспокойстве епископа, неуверенности в том, что орден не может защитить религию. Тем более, расстояние до замка от собора около 250 метров по прямой.

Лютер фон Брауншвейг издал специальный документ, который ограничивал размеры и высоту стен при строительстве собора. Дальше процесс пошёл уже строго по плану магистра.

Рисунок Кафедрального собора.

Строительство шло примерно 50 лет. Окончено было около 1380г. Перед взорами жителей острова Кнайпхоф предстало грандиозное сооружение. По архитектурному стилю он считается готическим или североготическим. Красивейший главный зал со сводчатым потолком соединялся с боковыми, объединяясь в единое целое.

Внутри собора. Гравюра.

Начиная с 1344 г. собор являлся местом погребения высшей духовной и светской знати.

Справка. Окончательно дату завершения строительства определить сложно, на протяжении всей истории существования в нем будут происходить перестройки, модернизации, реконструкции.

План Кёнигсберга 1581 г.

Основные даты в истории Кафедрального собора:

  • 1344г. – построены башни.
  • 1382г. – перестройка внутренних залов с возведением сводов, убраны окна в среднем нефе, боковые добавили.
  • 1544г. – пожар уничтожил обе башни.
  • 1552г. – закончено строительство надстройки, добавлена 12 угольная башня в ней разместили колокола.
  • 1568г. – возведена маленькая башенка на коньке продольного нефа.
  • 1650г. – оборудована библиотека Валленродта в Южной башне.
  • 1721г. – внутренняя перестройка залов под орган.
  • С 1901 по 1907 – полная реставрация собора, приведение его в состояние как в 1400г, при реставрационных работах была обнаружена просадка фундамента на 1,67 метра. Потребовались сложные технические мероприятия по восстановлению фундамента.
  • 1944г – английской авиацией осуществлена бомбардировка Кёнигсберга, в результате собор полностью выгорел дотла.
  • 1976г. – выполнены консервационные работы руин.
  • 1990г. – начаты восстановительные работы.
  • 1998 – полностью завершены работы по восстановлению кровли. Состоялось открытие музея И. Канта.

Некоторые интересные сведения:

В Восточной Пруссии «Кафедральный собор» - так не называли. Он назывался - Der Doom. Кафедральным собором является главное место католического Епископа, поэтому с изменением религиозных взглядов с 16 века он уже таким не являлся, название сегодня - осталось от первозданного.

В 1560 г. собор являлся университетской церковью, а позднее усыпальницей профессоров университета Альбертина Кёнигсберга.

Интересные факты

Внутри собора 80-е г.

После бомбардировки 1944 г. собор простоял до 1994 в бесхозном состоянии. Все конструкции дали просадку и крен, они могли попросту рухнуть. Чтобы спасти стены, Кафедральный собор был стянут металлическими анкерами для придания жесткости.

Ранее у собора была черепичная крыша, такой вес основные стены здания уже не могли выдержать. Было решено облегчить давление по средствам установки латунной кровли.

Во время возведения кровли и накрытия её листами из латуни стало очевидно: центральный конёк оказался выпуклым. Во время постройки собора по каким-то причинам или строители ошиблись в высоте по сторонам, или фундаменты за время возведения просели. Это видно на фотографиях с воздуха.

О кресте, который стоит справа от собора, ходят легенды. Как будто бы это крест в память о тех, кто погиб в ночь бомбардировки английской авиацией, а также, что на этом месте были обнаружены останки детей. Ничего подобного. Всё дело в том, что около церквей в далёкие времена всегда были кладбища и когда проводилась расчистка грунта на глубине были обнаружены останки. Поэтому и решили поставить крест, в память об усопших.

Почему Остров Кнайпхоф стал называться островом Канта?

Чтобы как можно проще объяснить некоторую путаницу с эпохами и именами, попробуем разделить и разложить всё отдельно.

Остров Кнайпхоф

На острове между новым и старым руслом реки Прегель заложили поселение, которое называлась Книпаб. Здесь складировали лес, сено и зерно. Занимались ловлей рыбы. Жители платили оброк Тевтонскому ордену. Вероятно, позже Кнайпхоф произошло от прусского слова «книепе», что означало болотистая или водянистая почва. В результате языковых словообразований появилось слово - Книпав. Источники утверждают – имя Кнайпхоф остров получил около 1477г. Как видно, названия достаточно схожи.

Остров Канта

Называть остров именем Канта начали только в наши дни. Еще 15-20 лет назад такого названия в обиходе жителей Калининграда не было. Обычно говорилось просто остров. Островом Канта, вероятно, стали называть из-за рядом расположенного мемориального порта И. Канту. Но местные жители никогда не употребляют это название.

Собор в годы Второй мировой войны

В ночь с 29 на 30 августа 1944 г. английская авиация силой около 200 самолетов совершила налёт на Кёнигсберг. Бомбили исторический центр Кёнигсберга. Вначале были сброшены осветительные боеприпасы, после чего в ход пошли осколочно-фугасные бомбы. Таким образом делали пробоины в крышах домов и конструкциях. Далее сбросили тысячи мелких фосфорных зажигательных бомб. Через пробитые крыши и сорванную кровлю «зажигалки» попадали на деревянные части, начинали гореть балки, стропила. Дома стояли рядом друг к другу, достаточно было зажечь один, чтобы выгорела вся улица. Огненный смерч, пожирающий всё на своем пути, уничтожил городские кварталы в радиусе почти 2 км. Ещё трое суток будет гореть город, зарево пожарищ видели за 50 километров. Городские стены, брусчатая несколько дней остывали от пожара. Центр Кёнигсберга стал похож на город мёртвых. Сам собор выгорел до основания, полностью. В таком виде он простоит почти 50 лет.

previous arrow
next arrow
previous arrownext arrow
Slider

Восстановление

Впервые на кафедральный собор обратили внимание в 1972 г. Провели консервационные работы, очистили территорию от мусора. 1974 г. - 250 лет со дня рождения И. Канта, после чего внимание на руины больше не обращали.

previous arrow
next arrow
previous arrownext arrow
Slider

В 1992 г. лёд тронулся, Игорь Александрович Одинцов возглавил группу по восстановлению Кафедрального собора. Провели полное обследование, сделали необходимые экспертизы. Дополнительно были привлечены специалисты из Германии, Литвы, Польши.

Расчистку руин провели с обязательным бережным сохранением элементов архитектуры. Основные восстановительные работы шли 5 лет.

Знаменательным событием стало 21 июня 1994г. - с помощью вертолёта палубной авиации Ка-27 происходила установка шпиля на башню Кафедрального собора. Целый день вертолёт кружил над островом и с помощью троса переносил части шпиля. Грохотало так, что в домах дрожали окна, вспоминают очевидцы.

previous arrow
next arrow
previous arrownext arrow
Slider

Этот день надолго запомнился жителям Калининграда, что-то начало меняться. 50 лет простояли стены в заброшенном состоянии, еще понадобятся годы, чтобы завершить начатое, но видимые изменения произошли.

Окончательные кровельные работы закончили в 1998 г., в этот год и состоялось открытие музея И. Канта.

Могила Канта

Могилу Канта скорее всего будет уместным называть мемориальным портом.

Иммануил Кант - немецкий философ, ученый. Работал в Кёнигсбергском университете Альбертина, который находился сразу же около Кафедрального собора, с тыльной его части. Был почетным гражданином города. Его работы известны всему миру. Он никогда не покидал пределов Восточной Пруссии, которую прославил своими трудами.

Родился Кант в год объединения трёх малых городов Альтштадт, Лебинихт, Кнайпхоф, а также мелких имений, посёлков в единый Кёнигсберг, это был 1724 г. (ранее Кёнигсбергом называли лишь замок, ведь перевод названия - «Замок на королевской горе»).

И. Кант высоко оценил воспитание, которое он получил от матери, в своих высказываниях. Его мама заложила росточки доброты, любви к природе, пробудила любознательность и расширила кругозор. Её благотворное воздействие Кант пронесёт через всю свою жизнь. Способности к наукам у него были давно замечены, таким образом Иммануил начинал основательно учиться с самого детства. Уже во время учёбы в университете Кёнигсберга главными предметами были математика, естествознание и философия. Намного позже он сам стал профессором логики и математики в Альбертине.

И. Кант был невысокого роста - 157 см, сильно сутулился, худощавого телосложения. Всегда старался выглядеть привлекательно, носил шляпу и пользовался тростью. Некоторые источники говорят о нём, как о великом «девственнике», насколько это верно сложно сказать, применимо ли такое суждение к великому учёному? Он говорил о том, что, когда была возможность заводить отношения с женщиной, у него не было денег её содержать, а когда появились деньги нужна в женщине уже отпала. Вероятнее всего, любовь к наукам, изучение всего, что только можно было изучить, написание своих работ стали основной целью. Стоит отметить, что И. Кант жил до 46 лет достаточно бедно и скромно. Пока не занял должность профессора университета.

Современники говорят о нём: «Имел мужество жить собственным умом, к чему и призывал других. Его имя стало великим в истории мировой культуры».

Одну из важнейших его работ «Критика чистого разума» философ готовил 10 лет.

Кант требовал от других - прежде всего быть людьми, думать о других людях. Не превращаться в прихлебателей, льстецов, не становиться рабами у тех, у кого есть власть и деньги. Думать самим людям, мысленно ставить себя на место других, жить в согласии с самим собой, со своими убеждениями и совестью. В последние годы большой интерес проявлял государству и праву. Он говорил: «Страной должны править не люди, а законы, и каждая из ветвей власти не должна выходить за рамки своих полномочий».

В 1798 г. философа стали покидать силы. На следующий год он выпустил свою последнюю работу «Антропология». В 1801 г. покинул университет, перестал выходить из дома, не принимал гостей. Умер 12 февраля в 11 часов 1804 г. Весь Кёнигсберг находился в трауре. Похороны состоялись 28 февраля. В траурной процессии приняли участие профессора, студенты, простые граждане, офицерский корпус, и даже те, кто не знал, почему он так знаменит.

Раннее вдоль внешней стены собора находился профессорский склеп, с 1588г. В нём были похоронены видные ученые Кёнигсбергского университета. Там и нашёл своё упокоение, рядом со своим университетом, И. Кант. Он был последним, кого захоронили в профессорском склепе у стен Кафедрального собора.

В 1809 г. Профессорский склеп сильно обветшал. На его месте построили галерею Stoa Kantiana. Она просуществовала до 1880 г. Вместо галереи возвели часовню.

Через 120 лет по проекту Фридриха Ларса возвели мемориальный порт. Он сильно отличался от архитектуры собора и рядом стоящих зданий.

Раскопки места погребения И. Канта 1888г.

Внутри портика сделали кенотаф или как сегодня говорят надгробие. В 1945 существенно не пострадал.

Ходят слухи, что кто-то пытался вскрыть кенотаф, но увы они не знали, И. Канта там нет, это всего лишь бутафория.

Кант похоронен гораздо глубже и в стороне, но в обозначенных границах. Сегодня это место называется Могила Канта.

Самый большой орган в России

Калининград считается органной столицей. На территории города и области находятся четыре органа. В Кафедральном соборе, областной филармонии и на побережье в г. Светлогорск.

Откроем тайну - в зале кафедрального собора находятся сразу два органа, большой и малый. Они могут работать одновременно. Тысячи труб, сложная механическая часть. Здесь проводятся концерты органной музыки, также проходят фестивали, такие как: «Орган+», международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева. На такие фестивали и конкурсы приезжают именитые органисты со всего мира.

Фестиваль известен необычными сочетаниями игры органа с другими инструментами. Например, с Японским - ся-ми-сен, с оркестром Русских народных инструментов, с Армянским дудуком.

Орган сопровождает художественное слово, когда звучат артистичные сказы от знаменитых артистов.

Для желающих проводятся дневные и вечерние концерты органной музыки. Многие с удовольствием их посещают. Интересно наблюдать за посетителями во время концерта, непередаваемые эмоции написаны на лицах. Музыка заставляет погружаться в определенное состояние. В руках у органиста не только инструмент, но и нервные окончания слушателей из зала. Еще во время концерта можно видеть, как оживают фигурки ангелов и матери Божией с младенцем. Сам инструмент выглядит очень нарядно, можно сказать даже помпезно. Он стоит того, чтобы увидеть и услышать его.

Поиски сокровищ Кёнигсберга (рассказ очевидца)

Это было начало 1950-х г. во всю шло заселение города Калининграда и области. «Новые местные» мальчишки летом во время каникул начинали проявлять интерес к немецкому прошлому. Бывший Кёнигсберг, это было интересно. Лазили везде, в общей массе от нечего делать и от любопытства.

В один из таких дней, наша группа учащихся школы с 7 по 9 класс совершили вылазку на остров, центр бывшего Кёнигсберга, там почти никого никогда из людей не было. Редкие машины и трамвай ходил, грузовики за кирпичным боем ездили.

Мы с Колькой в нашем классе оказались самыми закадычными друзьями. Любили играть в ножички. Старались всегда помогать дома родителям. Ходили друг к другу в гости.

Кто-то из наших дворовых предложил нам пойти на остров, а также шепнул, что видел подвалы и там могут быть бочки с немецким шоколадом. Ну, конечно же, в те времена мы знали, много чего находили, и фляги с мёдом, и банки с какао, разные ходили слухи о находках. В общем, для нас это было не новость, что немецкие схроны есть и в них прятали разного рода имущество.

У каждого в доме было что-нибудь немецкое, но мои родители в основном немецкие вещи относили в пустые дома. Или отдавали немцам. Я их еще помню, они жили повсюду. Немецкое население по частям вывозили. Они мне запомнились несчастными, голодными. Нуждались эти люди во всём и вещи всегда забирали. Мама говорила, что это чужое, что не стоит пользоваться чужими вещами. Они не приносят удачи. Русские семьи жили в достатке по сравнению с немцами.

Из нас никто ничего такого не находил, ни мёда, ни какао, ничего. Уже к этому времени в общей массе было обшарено, разобрано, либо просто находилось в малодоступных местах. В Калининграде весь наш класс уже второе лето атаковал сады, ну и разные безобразия устраивали. Редиску выщипаем, яблочек еще зеленых наедимся и потом животы болят. Сожгли чужой забор, нам картошки тогда печёной захотелось. Мы видели разбитую ржавую технику, можно было увидеть и патроны, и гильзы разные.

Очень много случалось подрывов. Нас постоянно в школе инструктировали, не лазить, не трогать, не разбирать. Но что вы хотите? Мальчишки.

Двинули мы на остров, человек 15 нас было. По дороге пинали какую-то металлическую банку, кто-то из наших показал немецкую табличку оторванную. Она лежала возле разрушенного дома. На ней можно было прочесть лишь часть. Это была раньше какая-то штрассе.

Хотел бы отдельно сказать о городе.

Здания были разрушены, чем ближе к центру, тем больше разбитых домов. Практически ничего целого. Жуткая картина. Пустые темные кварталы стоят, и красная кирпичная пыль ветром по дороге разлеталась. Везде пытались расчищать, но кирпича было столько, что не один год понадобится, чтобы навести порядок. Дома разбиты, внутри выгорели, вся инфраструктура тоже. Вид, скажу вам - как в фильме про войну.

На окраинах очень даже приемлемо, много целых домов, и не скажешь, что каких-то 3-5 км к центру и будут окружать развалины.

Сложное время было. Восстанавливалась тогда область, мало всего рабочего было. Но мы не унывали. Как-то надеялись, что это быстро кончится и трудности мы смело пройдем.

Пришли мы на этот остров. Мы не очень с Колькой знали этот район. У нас были товарищи, которые уже тут побывали, видимо ни один раз. Пейзаж нам запомнился. Горы кирпичей, полуразбитые дома, искорёженные части металлические от чего непонятно. Немецкая церковь на острове была без крыши, но она целее всего оказалась. С одной стороны собора была могила Канта. Мы уже знали, что он был знаменитым философом.

Вокруг многие руины заросли кустарником и травой. Мы стали осматриваться, сказать, чтобы что-то особенное увидели, не могу. Ребята из нашей компании разошлись по буграм с кирпичами. Я с Колькой полезли в какое-то полуразрушенное строение. Там много кирпича было, нужно ковыряться, чтобы что-то найти. Пружины от кроватей, металлические детали ржавые. Поразбивав чуток, не найдя ничего интересного, мы обошли стену и увидели провал, полузасыпанный кирпичами.

Принялись за работу и через полчаса уже можно было пролезть. Полезли. Сначала Колька, потом я. Измазались в пыли. Подвал был большой, метров 5-7 в длину. Мы взяли с собой свечку, зажгли, но глаза не могли сразу привыкнуть. Постояли на месте, попытались разглядеть подземелье, глаза привыкали. Интересно было очень. Полукруглые своды, и темно. Как только стало что-то видно мы заметили, что подвал заканчивался каким-то проходом дальше. Осторожно по пол метра пошли далее. В соседней комнате было много всего. Немецкие каски лежали повсюду, какие-то бочки и кастрюли, тряпки, которые сильно пахли сыростью. Очень темно, но свечка помогала нам присмотреться. В углу стоял настоящий карабин.

Мы от радости чуть не заорали, а потом еще один, и патроны в обоймах с подсумками и ремнями лежали рядом. Сразу вспомнили, что могут быть мины. Как-то жутко стало на время, но кирпичный пол был относительно чистый и ничего похожего на взрывоопасные предметы мы не увидели. Вдоль стены стоял стол. На нем были банки, с чем не понятно, дальше - инструменты и разное барахло. И тут мы увидели стул, на котором лежал рюкзак.

Подошли, расстегнули, в нем тоже банки похожие на тушёнку. Дальше, двигаясь по подвалу, увидели - стала появляться вода, сколько можно было пройти мы сходили. Но не больше 5 метров.

Сыро и нечем дышать, жуткий запах. Взяли банки и карабин, мы думали вечерком его испытать. Замотали в какую-то полусгнившую тряпку, насовали в карманы патроны, по банке как бы тушёнки взяли с собой. Мы прошли совсем немного, столько увидели. А если там еще помещение? Ух и приключения.

Уже год тут живём, никак не обследовали эти районы основательно. Наши фантазии разыгрались, и еда, и золото, и очень хотелось найти пистолеты. Почему-то пистолеты нам казались очень важными трофеями. Когда выходили из второго помещения, я увидел, что это не тряпки валяются, а немецкие кителя, на них значки со свастикой. Мы не стали их брать, не были они нам интересны. Когда вылезли, никого вокруг не было, мы посвистали всех, но никто не отозвался. Походили, посвистели, никого. Подумали - не дозвались наши и ушли. Так и двинули домой самостоятельно.

По дороге вдоль реки Преголя нам крикнули из кустов. Это были наши. Набрав разного барахла, каждый оттирал на берегу от грязи и пыли, разного рода имущество. У одного был кортик, у других всякие баночки, коробочки с немецкими надписями. Многое было горелым, ржавым, но всё равно интересно. Мы показали своим карабин. Но за это дело можно было получить, и мы боялись с такими вещами связываться. Договорились тайком его притащить в свой район. Отпилим приклад и ствол. Будем иногда «шмалять». Потом вскрыли банки, как мы и думали тушенка, есть побоялись, но на запах вроде бы ничего так и оставили на берегу реки.

В саду в нашем районе вечером того же дня мы пальнули из карабина, было весело, по очереди все, кто ходил на остров тоже захотели стрельнуть. Ну и началось. Получилось соревнование по стрельбе. Ведро какое-то нашли и стреляли по нему. Настолько осмелели, что уже и забыли, про меры конспирации. Наигрались до последнего патрона, придумали припрятать карабин в сарае, когда выходили нас уже ждали. От домов сад был совсем близко, кто-то вызвал милицию.

Милиционеры позвали нас. Забрали карабин, поинтересовались, где мы его взяли и есть ли ещё. Но никто никого не выдавал, так отмолчались. Нашли в саду, попробовали. Нас даже не записали. Нервное напряжение всё же присутствовало.

Ушли по домам. Мы с Колькой жили в одном доме. Было очевидно, что такой толпой нечего ходить, да еще и устраивать такие «войнушки». Нужно прятать находки и прятаться самим.

Вы знаете, Кёнигсберг был очень завален разного рода оружием и имуществом. Это так интересно было, невозможно удержаться. Вот мы и захотели совершить свой поход снова.

Мы не сразу пошли. Сначала подготовились, взяли несколько свечей, резиновые сапоги, рюкзаки, монтировку, верёвку. Что могло понадобиться, не знали. Готовились по наитию, что пришло в голову, но чтобы не перегружать себя. Родителям не говорили о своём походе. Тем более история с милицией в то время означала – наказание в виде нахождения дома. Летом во время каникул это катастрофа! Хотелось найти редкости. Нам мерещились рыцарские доспехи. Рядом был Королевский замок, слухи ходили о подземном ходе на остров. Тайники делали еще в древности, это знали все. Вот нас это и влекло.

Через два дня договорились идти. Взяли съестного, во фляжки воду. Родителям сказали - в поход на залив. Недалеко от нас шла прямая дорога к заливу. Да никто из родителей не обратил внимания, лето, каникулы, мы пользовались доверием.

Вышли пораньше с утра. Чтобы успеть, если будет в чем успевать. Калининград на окраинах довольно оживлённый, кто-то выгонял скот, кто-то уже на огороде, мы шли и смотрели по сторонам. На станции шипели паровозы, мы быстро пересекли людные пространства и свернули в сторону острова. Начались разбитые улицы, уже не обращая внимания, скорым шагом дошли до места. Легкий туман и роса на траве. Птичий базар вовсю свою силу звучал в безлюдных просторах. Утром собор смотрелся очень величественно. Мы быстро перелезли через развалины и подошли к своему лазу. Быстро оглянулись по сторонам, чтобы никто не подсматривал за нами, и залезли внутрь. Все уже нам было знакомо, каждый имел теперь свою свечку.

Использовав заранее заготовленные подложки из фольги, мы сделали отражатели. На мячик накладывается фольга, используя его полушарие. Смазывается снаружи клейстером и наклеивается 5-6 слоев газет. При высыхании получается, как фара у машины, ну а потом туда с помощью подручных средств прилаживаешь свечу. Обычно, это фанерка с гвоздем или прищепкой. Не ахти конечно, но какое-то отражение давало, и отражатель защищал глаза от света в темноте. Фонари были редкостью, не каждый мог себе позволить, а батареи питания тоже трудно было достать.

С освещением мы угадали, в две свечи да с отражателями гораздо лучше. Теперь было видно, что первое помещение сильно засыпано кирпичами, в них вперемешку ржавые горелые металлические детали. Темнел в конце помещения тот самый вход в подземелье с арочным сводом. Чем ближе мы подходили, тем сильнее шёл запах сырости, но уже было полегче дышать, видимо, расширенный вход сделал своё дело. Тихо. Утро. Каждый шаг слышен. Нам не было страшно. Почему-то не боялись совсем. Ну вот мы и зашли в тот второй зал. При более-менее нормальном свете было видно разбросанные вещи, кроме стола и стула вдоль стены. Каски, штык-ножи, кителя, дальше в воде плавали какие-то бумаги или газеты.

Стеклянные банки с надписью «Beef» кучей лежали в углу - это из-под американской тушёнки, откуда бы взялась американская тушёнка в Кёнигсберге? Да, забыл сказать, теперь у нас были резиновые сапоги, вода по щиколотку нам ни по чём. Еще один карабин стоял с другой стороны, но он был без затвора и ремня, двинулись осторожно дальше. Пройдя около 5 метров, мы заметили, что комната заканчивается и дальше точно такой же проход, но уже не арочный, а как бы выломанный или выбитый. Подойдя вплотную стало непонятно, пол был уже из досок, это был как бы навес чего-то.

Аккуратно постукав пяткой по доскам, поняли, что помост этот довольно крепкий. Ну и шагнули, было видно, что этот подвал был гораздо больше и длиннее. С помоста вниз шла лестница. Воды не было. Кинули камень - был обычный стук.

Спустились по лестнице вниз и открылась картина, под помостом лежали скелеты людей. Это было страшно. Они были в полуистлевшей форме, как бы прислонившись к друг другу. Вот тут стало жутко, мы как-то замешкались. Колька стоял и смотрел на них, а потом сказал:

– Бояться нужно живых.

Развернулись. Кругом столы, стулья, телефонные трубки, чего здесь только не было. Двухъярусные кровати с матрасами. На одном висела портупея с кобурой и торчала ручка того самого моего желанного «Вальтера». Когда я его взял в руки, он был немного покрыт ржавчиной. Но мне было уже веселее. На стене висела карта Кёнигсберга. В центре были отмечены красные точки, по краям города синие полосы. Что это мы не понимали. В некоторых шкафах висела форма, в некоторых были медицинские бинты и различные тюбики. Сердце стучало и казалось, что звук бьющегося сердца уже слышен Кольке.

Двинулись дальше. Через метров десять стояли диван и стол. На диване тоже лежали останки. Скелет был только в штанах, кости в полуистлевших бинтах. Комната заканчивалась ровно так же, как и начиналась. В следующем помещении был полный порядок. Ящики. Одни ящики. Мы открыли один, в нём были какие-то знамёна, в другом – какая-то красивая посуда. Она была упакована в бумагу и длинную стружку. Дальше был точно такой же проход и помост. Мы залезли на него и тут сильный треск. Я понял, что мы упали. Доски сыпались прям на голову. Свечки потухли, темно и ничего не видно.

Колька стонал. Я попытался ему помочь. Пошарил руками. Нашел один плафон. Свеча запасная была у меня в рюкзаке. Я её зажег, и понял, всё у нас плохо. Кольке ногу пропорол гвоздь, когда мы падали, сочилась кровь. Я сообразил, что нужно быстро слазить за бинтом в соседнюю комнату, я там их на столе видел. Замотаем ему пока что. Но как залезть. Коля решил мне помочь, он встал на карачки, я наступил ему на спину и подтянувшись заполз в соседнюю комнату. Он бросил мне еще одну свечу без отражателя. Я быстро нашел тот стол, взял несколько упаковок бинтов, вернулся, Коля уже совсем пришёл в себя. Мы полили на порез чистой водой из фляжки. Кровь уже почти не шла. Замотали бинтами. Вроде отлично.

Осмотрелись, помещение прямоугольной формы, везде тоже стояли ящики и мебель. В основном это были шкафы, в них были книги. Как в библиотеке. Мы посмотрели одну, было написано на каком-то непонятном языке с рисунками. Было написано слово, я его запомнил – «SPIRITUS».

Дальше стоял ящик, в нём был янтарь, его было много, мы взяли несколько штук с какими-то насекомыми внутри. Нам были интересны доспехи, оружие. Зачем нам какие-то книги и янтарь? Доспехов не было. Было много книг и янтарь.

Колька начал совсем сильно хромать. Нужно было возвращаться. Свечки наши заканчивались. Приходилось поторапливаться. На всякий случай взяли книгу из шкафов. Если свечки закончатся будем жечь, дотянем до выхода. Идти не так далеко. Еле залезли мы обратно в комнату с немецкими скелетами. Колька на меня оперся и прихрамывая потихоньку мы шли обратно. Дальше уже было легче.

На улице, когда мы выбрались, стоял жаркий летний день, подсчитали трофеи. Книга с какими-то непонятными словами и рисунками, пистолет «Вальтер» и две обоймы к нему вместе с кобурой и ремнем, 3 кусочка янтаря с насекомыми, пропоротая нога Коли. Мы были похожи на трубочистов. Захотели поесть, у нас была с собой еда. Картошка вареная с хлебом и солью, по две редиски и огурец. Самая вкусная еда. Перекусив, пошли к реке мыться. Как могли привели себя в порядок.

Потом основательно спрятали в рюкзаки нашу добычу и двинули домой. Пока дошли, Коля вроде расходился, и он почти не хромал. Мы спрятали находки в сарае. Договорились как будем рассказывать про Колину ногу и почему мы в ссадинах.

Обошлось, ничего страшного не произошло. Сходили в фельдшерский пункт. Там Колину ногу обработали, помазали зеленкой. Фельдшер сказала: «Чтобы сохло, нужно ходить в шортах». Коля очень долго потом имел во дворе кличку «Зелёный», за длинный зелёный лампас на ноге.

За лето мы больше так и не слазили в наш подземный ход на острове. Сначала Колина нога, а потом уже был летний лагерь, мы в него ходили. Как только кончились патроны для «Вальтера» собирались сходить. Но началась осень, школа, нужно было как-то выкраивать время. Где-то в октябре мы наконец пошли.

На острове многое изменилось. Руины добили, кирпича стало меньше. Место, где был наш вход, невозможно было узнать. Вместо остатков здания просто кирпичи. Несколько раз ходили попробовать отыскать вход, но тщетно. То ли бульдозером, то ли само так обвалилось. Самообвалы в те времена были частым явлением. Мы так ничего и не нашли. Даже какого-то намёка на то самое место мы не могли отыскать. Пробовали откидывать кирпич, считали чуть ли не шагами по памяти.

Однородная горка кирпичей да кусты, ничего больше мы не смогли найти.

Позже позабылась история с подземельями, учеба, поступление в Суворовское в Ленинграде, Пограничный институт в Москве. Книга та у меня долго была, мы её в музей отнесли, но нам ничего не рассказали про неё. «Вальтер» позже добровольно сдали в милицию, сказали, что нашли на чердаках. Патронов к нему уже давно не было. Но не даёт мне покоя система подземных ходов, между домами на острове. Ведь вероятно они там так и остались, никто ничего не раскапывал. А что это были за книги? Янтари? Знал бы я тогда. Вот такая история. Подземелья есть, они там, их засыпали. Ведь если все засыпалось, должно быть сохранилось в тех подвалах идеально.

Таких историй рассказывают сотни. Существует целый архив подобных заявлений, правда это или вымысел ответить на этот вопрос помогут только время и современная техника.

Что ещё можно посмотреть на острове Канта

Парк

Парк на острове Канта оборудован прогулочными дорожками, которые проходят по всему периметру и внутри острова. В вечернее время всё достаточно освещено, подсвечивается разноцветными фонарями для разнообразия и придания необычности этого места.

Макет города

Точнее, это отлитые из бронзы макеты знаменитых кёнигсбергских строений. Нет никакой точной привязки к местности.

Просто их обозначили в этой работе. Некоторых уже не существует, а именно Королевского замка, который на нём представлен.

Кинохроника: в каких фильмах можно увидеть Кафедральный собор?

Калининград до начала 90-х г. для киношников представлял собой чисто декорационный интерес. Сцены некоторых знаменитых фильмов, в основном связанных с Великой Отечественной Войной, можно было снимать везде. Потому что сохранились остатки немецкой архитектуры и разрушенные строения, позволяли снимать кадры военных действий или фильмы о войне. Их можно было поджигать, задымлять, взрывать и так далее.

Хотел бы отметить, конкретные строения будут мелькать эпизодически, просто как локация или антураж. Никакого умысла специально снимать определённые здания не было. Просто подошли для эпизодической съемки. Эти фильмы и позволили увидеть Калининград начиная с 1949 г., каким он был.

previous arrow
next arrow
previous arrownext arrow
Slider

К примеру, Кафедральный собор Калининграда на острове Канта эпизодически попал или мелькнул в кадрах следующих картин:

  • «Встреча на Эльбе», 1949, «Мосфильм».
  • «Дорогой мой человек», 1958, «Ленфильм».
  • «Украинская рапсодия», 1961, «Киевская киностудия».
  • «Женя, Женечка и «катюша», 1967, «Ленфильм».
  • «Разведчики», 1968, «Киностудия им А. Довженко».
  • «Жена керосинщика», 1988, «Мосфильм».

В настоящее время «Остров Канта» и Кафедральный собор являются крупнейшим туристическим центром Калининграда. Ежегодно десятки сотни тысяч людей устремляются на прогулку в превосходное место. Красивый парк, прогулочные дорожки, много воды, зелени летом, ночная подсветка, это лишь немногие достоинства, которые нравятся многим гостям, туристам и жителям города. Остров и Кафедральный собор - обязательная точка для посещения, вне возрастов и вне времени.

Кстати, не забудьте погладить на удачу сказочного хомлина. Как его найти? Он сам найдёт вас.

В статье использованы материалы:

  • В. Воронова,
  • А. Овсянова,
  • Архив КГАЭ,
  • Архив автора,
  • Kenigsberg in historichen Anichten und Planen.
Экскурсия по теме

Сохраните себе ссылку, чтобы не потерять!

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Политика конфиденциальности
HotLog