Тайник в Кирхе: сокровища Кёнигсберга в архивах Штайна и Овсянова

История сокровищ Кёнигсберга и тайников Восточной Пруссии началась в далёком 1969 г. На адрес Калининградской экспедиции по розыску ценностей (КГАЭ) пришло письмо от гражданина Германии Георга Штайна. О нем подробно рассказал и частично описал Авенир Петрович Овсянов.

Справка. КГАЭ - Калининградская геолого-археологическая экспедиция (КГАЭ) Государственного Исторического музея Министерства культуры РСФСР. Была создана в марте 1969 г., для обнаружения тайников с ценностями на территории Калининградской области (бывшей Восточной Пруссии), похищенных в годы Великой Отечественной Войны с территории СССР.

Биографическая справка

Авенир Петрович Овсянов (1936-2014 гг.)

Родился 30 октября 1936 г., в деревне Каримово Костромской области в семье рабочих.

 

В 1943 г. пошел в первый класс начальной школы.

1955 г. окончил строительный техникум.

1955-1957 г. срочная служба в рядах Советской Армии.

1957-1960 г. окончил с отличаем Калининградское Краснознаменное военно-инженерное училище.

1969 г. окончил Военно-инженерную академию им. Куйбышева.

1969-1988 г. старший преподаватель военно-инженерного училища.

1969-1983 г. внештатный консультант Калининградской экспедиции по розыску ценностей (КГАЭ).

1996 г. начальник отдела по поиску культурных ценностей г. Калининград.

На фото во время съёмок программы «Искатели», Первый канал: Искатель Андрей И (Хорошев), Авенир Овсянов, Никита Загорный, Бальга 2008 год.

Военный историк, краевед, поисковик, автор многочисленных публикаций и книг исторического и научного характера.

За время работы в органах культуры собрал большой архив, в котором вел переписку с заявителями из республик бывшего Советского Союза, России, Германии, Чехии, Польши, Литвы.

Лично обследовал, задокументировал и описал все фортификационные объекты Калининградской области. Участник и составитель справочника объектов культурного наследия Калининградской области.

Иоханн Георг Штайн (1923-1987 гг.)

Садовник из деревни Штелле, что недалеко от Гамбурга (Германия), немецкий искатель ценностей.

Родился Георг Штайн в 1923 г., на хуторе Стрелен (ныне не существует) недалеко от Кенигсберга. Его отец Роберт вскоре приобрел новый дом в Кенигсберге на Вальдштрассе (ныне ул. Химическая), куда и переехала семья.

Детство и юность Георга Штайна и его сестры Доротеи-Луизы были типичными для их сверстников начала тридцатых годов в третьем рейхе: членство в гитлерюгенде, военизированные учения в районе Модиттен (пригород Кенигсберга), парады и факельные шествия на площадях и улицах Кенигсберга.

Адольф Гитлер и гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох во время визита в Кенигсберг.

Отец Георга Роберт Штайн отрицательно относился к политике гитлеровской Германии, из-за этого имел большие неприятности, работая в 30-е годы сотрудником «Научного союза». Есть некоторые свидетельства того, что он вместе с членами «Союза» вел наблюдение за перемещением культурных ценностей по территории Восточной Пруссии.

Георг Штайн воевал с 1942 г., на Курской дуге в самом пекле боёв и поражении немецко-фашистских войск.

Далее - отступление немецкой армии, тяжелые бои на Днепре, в Белоруссии и Прибалтике. Отступление или «ускоренный марш» от Мемеля (Клайпеды) на Кенигсберг в составе передового отряда «Герцог» 52-го армейского корпуса 4-й армии, ожесточенные бои на севере Земландского (Калининградского) полуострова. Собственно, всё вернулось откуда и началось, непобедимое «Дранг нах остен» (поход на восток).

При отступлении в родные края Георг Штайн узнал о том, что его отец и сестра были расстреляны летом 1944 г. как участники антигитлеровского заговора. При аресте у них были обнаружены документы, проливающие свет на судьбы культурных ценностей, перемещенных в Кенигсберг из пригородов Ленинграда.

По случайному стечению обстоятельств или из-за сложившейся обстановки в 1945 г. на территории гитлеровской Германии сын заговорщика не понёс соответственное наказание, и этот факт никак не отразился на его личной судьбе.

По всей видимости, кровопролитные бои февраля-марта 1945 г., окружение Кёнигсберга, бои на Земланде в районах Хайлигенкройц-Гермау-Теринберг-Фишхаузен (ныне Красноторовка, Русское, Дунаевка, Приморск) полностью дестабилизировали обстановку, и было уже не до сведения счетов с родственниками заговорщиков. Красная Армия наступала и приближался крах гитлеровской Германии.

Георг Штайн вскоре был пленен войсками Красной Армии в районе Хайлигенбайля (Мамоново, Калининградской области).

Вернувшись из плена в местечко Штелле под Гамбургом, Георг начинает заниматься сельским хозяйством. С детства Штайн любил историю и по мере возможности занимался ею, но отец с детства приучал его к земле.

Хозяйство Штайна приносило существенный доход до тех пор, пока он с содержания скота не перешел на выращивание фруктов, став в 60-е г. 20 века садовником. Жили Штайны тогда большой семьей: жена Элизабет, две дочери – Рената и Беттина, и два сына – Гебхардт и Кристоф.

Снижение цен на фрукты в Германии тех лет привело к нерентабельности их большого фруктового сада и росту долгов. Именно в это нелегкое для семьи время Штайн увлекся другим делом, вскоре ставшим главным в его жизни. Новому увлечению предшествовало чтение многочисленных публикаций об утраченных культурных ценностях. Не последнее место в этом занимала статья Вениамина Кролевского (секретаря Калининградского обкома КПСС) в газете “Таймс” 1966 г., “История Янтарной комнаты”. Как раз эта история косвенно или напрямую касались его и его семьи.

Начало исследовательской работы и поиск ценностей

Несмотря на значительные финансовые затруднения, Георг Штайн начинает собирать свой архив. Это были свидетельства и свидетели, версии и факты, публикации, показания, фотодокументы, то есть все то, что связано с похищением, перемещением и возможными захоронениями, продажами или сокрытием культурных ценностей, оказавшихся в зоне боевых действий на восточном, западном и африканском фронтах.

Его рабочим местом стал не сад и огород, требовавший огромных физических усилий, который и без того было сложно содержать. Все своё время он посвятил библиотекам, архивам, музеям, хранилищам спецучреждений и министерств, переговорным пунктам и почтам. Домашний рабочий кабинет и фотолаборатория, многочисленные ведомства и управления, имевшие отношение к судьбам утраченных ценностей стран, оккупированных в годы войны, стали для него повседневной работой.

Как сообщают источники, у немецкого искателя нашлись противники и ненавистники. Подобная деятельность Штайна встретила и неприятие со стороны некоторых кругов тогдашней Германии.

Примеры некоторых из писем, полученных им в 1978 г.:

«Весьма почтенная свинья Георг Штайн! Ваша бурная деятельность, направленная на поиски так называемых Русских исторических ценностей, вызывает все большее чувство возмущения и отвращения. Вы пруссак, чей дом разрушен большевиками, а вы из кожи лезете, чтобы отыскать все то, что, якобы, оказалось похищено нами, немцами, в России. Вы забыли о сотнях населенных пунктов, разрушенных русской артиллерией и авиацией, свой родной Кенигсберг, который превращен ими в бетонную казарму, и вы решаетесь им помогать? Мы презираем вас Штайн. Вернитесь в свой сад. Выращивайте свои вкусные яблоки, не лезьте не в свои дела! Мы вас предупреждаем, Штайн! Друзья старого Кенигсберга, Дортмуд, 20 июля 1978 года».

«За деньги, которые вы получаете от Русских, вы можете скоро купить рыцарские доспехи! Но поезжайте же в Восточную Пруссию и посмотрите сами, что сделали русские с вашей родиной!».

Судя по этим строкам можно предположить: даже после поражения в войне и покаяния немецкого народа, после Нюрнбергского трибунала и других громких процессов над нацистскими преступниками, в Германии кому-то очень не хотелось признавать вину за содеянное и «такие» писатели пытались запугать и противостоять поисковой работе.

Что сообщил Штайн в Калининградскую экспедицию по розыску ценностей (КГАЭ)

Письмо от Георга Штайна 1969г., в котором он изложил одну из версий сокрытия ценностей, в которой по его словам он участвовал, находясь на службе в немецкой армии в 1945г.

«Наше воинское подразделение отошло в лес Варникен, что в районе Тиренберг-Хайлигенкройц-Гермау, и там спешно создали вновь слабую оборонительную линию (названные населенные пункты находятся в Калининградской области: Дунаевка, Красноторовка, Русское).

Рано утром 28 января 1945 г., на дороге Тиренберг-Гермау была обнаружена брошенная колонна грузовиков, водители которых сбежали.

Наш батальонный командир граф Унгер Штеренберг приказал грузовики, как припоминаю, их было 8 штук, отбуксировать в ближайшее село.

На следующий день, после проверки содержимого, оказалось, что машины загружены произведениями искусства, фарфором, иконами...

Мой командир решил весь груз спрятать в землю, но при температуре -15, -20 градусов мороза это было невозможно. Так, 80 ящиков, каждый примерно 100 кг весом, были спрятаны в подвале под старой орденской кирхой в той самой деревне с помощью местных прихожан (название деревни не указывается).

В последующие дни 28-30 января 1945 г., за деревню велись сильные бои, и, наконец, 1 февраля 1945 г., она была нами оставлена, как груда развалин. Только 6 февраля объединенным частям 52 армейского корпуса удалось вырваться с запада и востока из двух окружений и снова войти в деревню. Кирха была полностью разрушена, и над подвалом лежали груды обломков. Когда в марте 1945 г., этот участок фронта нами был оставлен окончательно, подвалы кирхи не вскрывались».

Вероятно, тяга к поисковой работе была небезосновательна, а прочтение статьи В. Кролевского в газете “Таймс” 1966 г., “История Янтарной комнаты”, воспоминания эпизода с грузовиками и ящиками с ценностями, способствовала розыскной деятельности.

Проверка версии: тайник под руинами кирхи

Эту версию пытались проверить сотрудники Калининградской геолого-археологической экспедиции в 70-е г., 20 века. При этом были взяты на учет все кирхи, находившиеся в районе мартовских и февральских боев 1945 г., все они к тому времени уже находились в руинированном состоянии. Эти кирхи располагались в поселках Красноторовка, Русское, Сальское и Кумачево.

Каждая кирха была выделена в отдельное делопроизводство. Схема поисковых действий по каждому объекту была одинаковой:

  • выезд к версионному объекту,
  • составление ситуационного плана,
  • фотографирование местности,
  • опрос местных жителей,
  • поиск исторических материалов,
  • анализ собранных сведений,
  • электроразведка,
  • отрывка шурфа экскаватором или вручную на месте выявленных аномалий,
  • закрытие объекта.

На территории Калининградской области из-за сложных напластований и разнообразия грунтов, имеющиеся приборы электроразведки 1970-х г., регистрировали не только искусственные, но и естественные отклонения и аномалии от однородности и разделить их, определить достоверность данных, не представлялось возможным. Вероятно, приборы были далеки от совершенства, и вообще малоизученная геофизическая направленность оборудования могла быть попросту бесполезной. Отрывку шурфов производили при обнаружении любой аномалии. Проведенные полевые исследования не смогли ни подтвердить версию Штайна, ни опровергнуть её.

В 1983 г., экспедиция была расформирована и закрыта, материалы исследований, версии, поисковые дела сданы в архив.

Новые сведения о кирхе с тайником

Однажды в Калининградское высшее инженерное училище инженерных войск к Овсянову А.П. пришел гражданин Литовской ССР, назвавшийся Римкасом Владасом. Он рассказал следующее:

«Я являюсь начальником железнодорожной станции недалеко от города Каунаса и одновременно руководителем поисковой группы «СМЕРШ – 2». Разрешение на проведение поисковой деятельности мне выдано Министерством культуры РСФСР. Несколько лет мы проводили исследования на территории бывшего немецкого поселка Тиренберг. Основанием для исследований служила версия одного из первых переселенцев в поселок Кляйн Диршкайм (Дворики) А. Н. Пушкарева, который, со слов живших здесь до депортации немцев, утверждал наличие подземного хода от кирхи Тиренберг до бывшего замка, остатки которого в виде сцементированных булыжных камней находятся на месте бывшего господского дома. Эту версию нам не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть, но мы предполагаем, и об этом ходили слухи среди немцев, возможность захоронения в подземном ходе культурных ценностей была.

За время нашей работы при раскопках, в том числе и с помощью экскаватора, была обнаружена дорогая посуда с непонятными для нас музейными знаками, статуэтки, фрагменты книг в переплетах из латуни и серебра, части старинных нумизматических коллекций, бронзовые и мельхиоровые блюда и чаши и многое другое. Найденные предметы мы сдавали в музеи города Каунаса. Моя организация имела устав, предписание Министерства культуры РСФСР, а деньги на поисковую работу поступали от продажи части найденного малоценного антиквариата. Наша работа носила секретный характер и не афишировалась в средствах массовой информации. Работали мы за счет праздничных дней и отпусков. Узнав о возникновении на территории Калининградской области новой поисковой организации, мы решили прекратить свою деятельность, а документы по версии передать им".

В 1997 г., отделом по поиску культурных ценностей Научно-производственного центра по учету, охране, использованию и реставрации памятников Гебхард Штайн (сын) был приглашен в Калининград. Во время беседы с Овсяновым А.П. рассказал следующее:

«Мой отец Георг Штайн в послевоенные годы тщетно пытался найти своих сослуживцев, тех, кто в мартовские дни 1945 г. воевал на Земландском полуострове в составе батальона, командиром которого был старший лейтенант граф Унгер Штернберг. Быстротечные маневренные бои того времени, когда населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки противоборствующих сторон, не позволяли отследить обстановку, связанную с судьбой ящиков с культурными ценностями, которые были сгружены с брошенных грузовиков, да и значимость их по сравнению с собственными жизнями была ничтожной. И все же мой отец полагал, что искать ценности надо в районе Тиренберг, так как вывезти их из района боевых действий было невозможно. Он неоднократно говорил мне, что во время переброски их подразделения на разные участки фронта, ценности могли быть перезахоронены в более надежное место, например, подземный ход из бывшего замка Тиренберг, историю которого он исследовал в последние годы своей жизни».

В 1999 году во время очередной встречи с Гебхардтом Штайном выяснилось, что слухи о наличии подземного хода между бывшими кирхой и замком обретают реальность.

Вот фрагмент его рассказа:

«В октябре 1998 года в городке Пинненберге у Гамбурга состоялась встреча немцев, депортированных из Восточной Пруссии в 1948 г. На этой встрече были и бывшие жители Тиренберга. При беседе с ними я выяснил, что время боевых действий в том районе полностью совпадает, с тем, что изложено в архиве моего отца, а именно с 27 января по 6 февраля 1945 г. Там я услышал рассказ о наличии полуразрушенного подземного хода между бывшими кирхой и замком. Причем, об этом говорили разные люди, подчеркивая, что ход не был прямым (видимо из-за неоднородности грунтов) и на удалении примерно 50 метров от кирхи и был обрушен».

Один из бывших жителей деревни Тиренберг в дополнение назвал конструктивные особенности этого хода. Расположен он на глубине от 4-х до 6 метров. В его покрытии находится природный слой плотной глины, а в качестве обделки использован булыжный камень на известковом растворе. Полы хода не горизонтальные, а повторяют вертикальную конфигурацию глиняного покрытия. Где кончается ход, никто не знает, но предполагают, что в подвале бывшего древнего замка.

Бывший немецкий солдат – участник боевых действий в районе Тиренберга в январе-феврале 1945 г. утверждал, что он с группой солдат пережидал в этом ходе артиллерийский налет Русских…»

Во время беседы с Гебхардтом Штайном было замечено, что существуют разночтения в оценке событий в районе Тиренберга. Так, его отец утверждает, что кирха Тиренберг была полностью уничтожена, когда немецкие войска покидали поселок, однако известно из достоверных источников, что она была совершенно целой до осени 1945 г. На что Гебхардт ответил: «Действительно, кирха не была разрушена и об этом говорили бывшие жители поселка. Видимо, мой отец в суматохе тех ожесточенных боев воспользовался недостоверной информацией или перепутал населенные пункты, а может и память подвела.

В Германии Георга Штайна некоторые знали, как чудаковатого фантазера, этакого «Дон Кихота», занимавшегося совершенно пустым делом. Есть мнение, что вместо успешного процветания, занятием хозяйством и заработком по существу он потратил свою жизнь на никчемные поиски, в итоге ввергшие его семью в катастрофу.

Трагедия из-за сокровищ

3 августа 1983 г. супруга Георга Штайна Элизабет покончила жизнь самоубийством.

Потрясение от случившегося, долговая кабала, семейные конфликты, постоянные налоговые ревизии и незавершенная работа по розыску ценностей, вогнали в глубокую депрессию и нервное расстройство. На Г. Штайна уже не могли повлиять ни члены семьи, ни друзья, от которых он скрывал свое состояние.

21 августа 1987 года в местечке Альдорф, нижняя Бавария, на окраине леса был обнаружен труп Георга Штайна. Рядом найдены ножи и скальпель, а также верёвка. Официальная версия самоубийство, на фоне обнищания, долгов, трагической смерти жены, Штайн решил свести счёты с жизнью.

Некоторые считают, что это не так. Георга поддерживали известные богатые меценаты в Германии, если бы он попросил о помощи, тогда ему бы обязательно помогли.

Штайн сказочник или результативный поисковик

Тщательное изучение архива Штайна позволило получить новые конкретные документальные свидетельства о вывозе Советских культурных ценностей в фашистскую Германию и их распределение по ее территории. Он собрал дополнительные сведения об организациях, участвовавших в вывозе культурных ценностей, выявил архивы за рубежом, в которых, предположительно, имеются интересующие Российскую сторону материалы о вывозе культурных ценностей.

Изучение документов МИДа Германии, бывшего оперативного штаба рейхсминистра Розенберга, военных архивов, знакомство с запасниками и экспозициями музеев и их архивами привели к обнаружению сокровищ Псково-Печерского монастыря, вывезенных нацистами во время войны.

В документах МИДа Германии прослеживается путь движения этих сокровищ из Псково-Печерского монастыря через Ригу, Кенигсберг в баварский замок Кольмберг, недалеко от города Ансбах (Германия). Последним местом их сосредоточения стал музей икон в Реклингхаузене (земля Северная Рейн-Вестфалия). О факте находки был немедленно поставлен в известность Священный Синод Русской православной церкви Московского Патриархата.

Благодаря настойчивости Георга Штайна Псковские ценности были возвращены в места первоначального хранения.

Сопровождающая их опись: «Кубок серебряный с позолотой (высота 16 см), кубок серебряный позолоченный с готическими фигурными украшениями (высота 30 см), чаша из позолоченного серебра с орнаментом в стиле Ренессанс (высота 23 см), евангелие в серебре с позолотой, отделанное перламутром и драгоценными камнями (31-19,5 см), священный ковш золотой с четырьмя драгоценными камнями (диаметр 19 см), серебряный крест с позолотой, драгоценными камнями и жемчугом (33-17 см), священная чаша серебряная с изображением Христа в центре (диаметр 26 см), звезда в серебре, священный сосуд из старого серебра…».

Перечень можно продолжать и продолжать – образцы одежды священников, церковные трапезные наборы, медальоны, ордена, копья, подсвечники, тарелки, кружки, блюда, миниатюры, распятия, иконы, сосуды, кольца в золоте, серебре, с жемчугом, драгоценными камнями, золотым шитьем, отделкой бисером и так далее. Всего было возвращено 614 предметов.

5 июня 1972 года Георгу Штайну, первому иностранному гражданину, был вручен орден и Грамота Патриарха Московского и всея Руси: «Во внимание к церковным заслугам Гражданину ФРГ Георгу Штайну вручается орден Русской Православной Церкви во имя Святого Равноапостольного Великого Князя Владимира 2-ой степени».

Архивы и наработки требуют досконального изучения и проверки

Как мы видим выше, работа Штайна не была напрасной. Всё-таки он был на правильном пути еще в далёкие 70-е годы и, возможно, с азартом, порой безрассудно бросился искать новые сведения. Мы знаем о его трагичной судьбе. Что это было? Конспирологическая версия его гибели или случайное стечение обстоятельств? Как мы видели выше из писем, искатель получал негативные сообщения в свой адрес, а его смерть выглядела странной. За всю историю поисков и розысков похищенного, мало кому удалось собрать богатый архив сведений, найти подлинные ценности и вернуть их России.

Существуют десятки тысяч архивных страниц, фотодокументов, которые требуют проверки и перепроверки. Это огромная работа Советских, Российских и зарубежных исследователей по данной тематике. Вероятно, в будущем многие тайны будут раскрыты, а версии — подтверждены или опровергнуты.

Послесловие

Авенир Петрович Овсянов смог оставить после себя огромный архив сведений, книг, публикаций. Благодаря ему мы узнали о событиях далекого прошлого, происходивших на территории Калининградской области. Его работу трудно и невозможно оценить. Он был честным, порядочным и очень отзывчивым человеком. Его наработки продолжают изучать тысячи людей. Калининградская земля благодарна ему за бескорыстный тяжелый труд на полях истории.

В статье использованы материалы:

  • Овсянова А.П.;
  • Воронова В.И.;
  • Архив КГАЭ;
  • Архив автора.

Фото Овсянова А.П. во время обследования выполнил Спиваков Е.Б.

Сохраните себе ссылку, чтобы не потерять!

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Политика конфиденциальности
HotLog