Янтарная комната: судьба шедевра

Янтарный кабинет в 1717 был подарен Фридрихом Вильгельмом I Российскому Императору Петру I.

Не все знают, что в самом начале это был всего лишь кабинет, который впоследствии был увеличен и разбавлен элементами декора, который и стал называть комнатой. Как утверждают источники, Петр I писал следующие строки: «Король одарил меня изрядным презентом — яхтою, которая в Потсдаме зело (очень, весьма прим.авт.) убранная, кабинетом янтарным, о чём давно желали.»

Петр I

Петр I

Король Фридрих Вильгельм I

Король Фридрих Вильгельм I

Позднее, распаковав подарок, Петр разочаровался. Янтарный кабинет не был завершённым и состоял из частей, это была незаконченная работа. Его нельзя было использовать для отделки помещений, не хватало многих деталей. Так и не увидел Петр собранного кабинета. Многие годы панели и детали хранились в различных хозяйственных помещениях. О кабинете знали, его показывали Анне Иоанновне, но так работу никто и не закончил. Хранились панели в кладовых Камерцалмейстерской конторы при старом Летнем дворце.

Существует версия, что иногда их просто выставляли, приставив к стенам внутри помещений Зимнего дворца для любования янтарём.

Лишь в 1743 о кабинете вспомнили. Архитектор императрицы Елизаветы Петровны в Зимнем дворце Франческо Бартоломео Растрелли создавал в императорских покоях уникальный архитектурный стиль. Позднее многие его работы станут величайшими произведениями искусства в архитектуре и декоре. Он назначал и подбирал мастеров, претворял в жизнь архитектурные проекты, делал покои уникальными.

Франческо Бартоломео Растрелли

Франческо Бартоломео Растрелли

Так дело о янтарном кабинете вновь открыли. Распоряжение о его установке в Зимнем дворце получил мастер Александр Мартелли. Проведя инспекцию и составив описание кабинета, составили список его деталей и частей.

Зимний дворец

Зимний дворец

Мартелли взялся восстанавливать отпавшие детали с панелей. Он дополнял отсутствующие фрагменты новыми и собирал финальный вариант в указанном месте дворца.

Архитектор Растрелли понимал, что ограничиваться мелким ремонтом кабинета нельзя. Нужны пилястры, дополнения. Но мастеров, искусно изготовивших бы такие детали, не было, и на это потребовалось бы большое количество времени. Было принято решение — исполнить пилястры зеркальными в золоченых обрамлениях. И вновь появились сложности: изготовить такие зеркала никто не мог. Варка стекол была примитивной, и размеры, необходимые для проектного требования, создать было невозможно. Как ни старались мастера на Петербургских заводах изготовить требуемые размеры, им это не удалось. Зеркала могли быть сделаны только из составных частей, целыми не позволяли технологии. Поступали предложения и от иностранных мастеров. Якобы Английские мастера сделают зеркальные стекла проектных размеров, но дальше обсуждения вопрос не сдвинулся. Некий француз Мишель предложил свои услуги доставить стекла из Франции и договор подписали.

Стекла доставили и поставили, в докладе императрице сказано: «Вышеперечисленные поставленные Мишелем стекла мерами и в толщине по стиле его контракта сходственны».

Различные отделки Янтарного кабинета, установка панно, росписи, установка наличников, орнаментов, грунтов, шлифовка, покрытие краской продолжались. Все обрамления были покрыты золотом. Точнее сказать, выполнены с золочением. Императрица Елизавета Петровна вмешалась с недовольством, — не хватает четвертой рамы, на четвертую стену. Готовых рам было всего три. Для четвертой рамы кабинета разрабатывался рисунок для изготовления, но король Пруссии Фридрих II прознал пожелания императрицы и сделал подарок.

Король Фридрих II

Король Фридрих II

Четвертая рама была изготовлена в стиле героических поступков «Ея Российского императорского величества». И в 1745 году прибыла в Петербург.

Так как размеры снимали в тайне, без ведома архитектора, случилась ошибка. Доставленная рама оказалась не размерной проекту. Пришлось в скором порядке доделывать. Шесть недель мастер Яков Зур исправлял ошибку.

Императрица Елизавета Петровна

Императрица Елизавета Петровна

Елизавета Петровна осталась довольна презентом. Четвертая рама отличалась от остальных, со временем стили исполнения изменились, дополнения зеркалами резьбой, роспись были несколько другими. Старение янтаря также повлияло на цветовую гамму. И тем не менее многострадальный янтарный кабинет в 1746 году, через двадцать девять лет, предстал в своём прекрасном виде, единственном в мире художественным янтарным сокровищем.

Важно! Янтарный кабинет был небольшим, так утверждают источники: «Дверь с обеих сторон резная — одна, окошек два. Над дверьми десюдепортов разных — два, в них картин живописных, взятых от живописца Грота — две. Столько же картин над двумя большими и малыми зеркалами. Живописный плафон во весь потолок. Пилястров разных зеркальных — восемнадцать, в них стёкол, взятых со стекольных заводов — семьдесят два. Для отопления имелась печь израсчатая, под ней ножек свинцовых золочёных — восемь. Вместо обоев наклеено на досках янтарём, штук больших и малых панно — двенадцать. Рам резных янтарных — три. Рам резных деревянных — одна. В них картин живописных от Грота — четыре.»

Янтарный кабинет стал местом аудиенции высоких гостей императорского двора — иностранных послов, знатных деятелей, чиновников. Оказалось, что «янтарное чудо» требует к себе внимания. А ведь прошёл всего лишь год после окончательной сборки шедевра. В 1746 году при осмотре обнаружили повреждения в элементах кабинета, детали покоробились, расщепились, расклеились, некоторые элементы отсутствовали. Указывается одна причина — перемена воздуха. По всей видимости, температурные перепады, частые изменения влажности, отсутствие своевременной реставрации, должного ухода, стали утрачивать шарм и блеск янтарного кабинета. И снова Александр Мартелли принялся его описывать, вести учёт недостающих деталей, проводить починку.

В 1753 году Елизавета затеяла очередной ремонт, проводилась полная реконструкция помещений дворца, кабинет вновь разобрали.

В 1754 году реконструированный Зимний дворец предстал в новой красе. Обновлённый Янтарный кабинет смонтировали, в нем продолжились государственные приемы. Но это продлилось не долго.

Пройдет еще немного времени и он превратится в Янтарный зал.

В 1753 году после многолетних перестроек, перепланировок и различных реконструкций был возведён Царскосельский дворец (существенные изменения и перепланировки делались шесть раз). Требовались новые богатые убранства, для яркого выражения «славы всероссийской» велись отделочные работы. Императрица пожелала «убрать одну камору каменьями по всем четырём стенам».

Украшать таким материалом оказалось сложным мероприятием, на единственной гранильной фабрике в Петергофе просто не нашлось достаточного количества сырья. Агат и Яшма — минералы, доставлялись с Урала, а это очень длительно, и скорейшее завершение отделки стало быть невозможным делом.

Вот и пришёл черед вспомнить о Янтарном кабинете. Зимний дворец постоянно перестраивался, в течении десяти лет кабинет четыре раза переносили. После раздумий у Елизаветы Петровны появилась мысль — «Создать парадный янтарный зал в Царскосельском дворце. О чём и приказала архитектору Растрелли.»

В 1755 году начались работы по установке Янтарного зала. Помещение Царскосельского дворца было значительно больше, чем в Зимнем дворце, Растрелли добавил новые элементы.

Что изменили? Другой ритм расстановки янтарных панно, добавили еще четыре пилястры и две полупилястры. Над тремя дверями три резных десюдепорта позолоченных, картины заменили флорентийскими мозаиками из цветных камней. Мозаики-аллегории, изображавшие пять чувств: «Вкус», «Зрение», «Слух», «Осязание и обоняние».

Временно верхняя часть в промежутке от панелей до потолка была затянута холстом на подрамниках, разрисована под вид янтаря и декорирована золочеными орнаментами и скульптурами. Возле пилястр установили подсвечники, зажжённые свечи с помощью зеркал создавали невообразимый эффект. Помещение зажигалось огненно золотистым свечением, отблеск янтаря поражал своей красотой каждого присутствующего.

Обновленный янтарный зал снова постигла неудача. Все та же проблема — перемена температуры и влажности, которые губительно действовали на панели. Пластины из янтаря на клеевой основе начали отпадать, и при падении разбивались вдребезги. Столь дорогое мероприятие по изготовлению янтарного зала, не могло позволить в дальнейшем допускать таких просчётов. С 1760 года приступили к работам по реставрации. По желанию императрицы Елизаветы Петровны, внесли существенные изменения: «Все пустые места заполнить янтарём», — пожелала императрица. Помните, мы говорили о фальшпанелях под потолком, расписанных под янтарь? Теперь требовалось заменить рисованные части настоящими янтарными пластинами, изменить некоторые элементы декора, добавить пышности, парадности. Работу поручили Фридриху Рогенбуку.

Мастеров торопили, императрица постоянно напоминала «О скорейшем исполнении янтарного зала».

Были в реставрационной команде и русские ученики: Герасим Козловский, Никита Савин, Александр Михайлов. Так Царское Село стало янтарной столицей России. Помимо реставрации и дополнений в янтарном зале, мастерам привозили изделия из янтаря для ремонта из дворцовых коллекций. По данным Царскосельской мастерской за четыре года она израсходовала около пятисот килограммов превосходного отборного янтаря. Работы продолжались день и ночь, при свечах, коптилках, порой приходилось получать новые задания, не закончив предыдущее.

В 1762 году не стало главной заказчицы — Елизаветы Петровны, но работы были продолжены.

В 1764 году в янтарном зале создали деревянный художественный паркет. Он состоял из следующих пород деревьев: «Ореховое дерево, палисандр, красный сандал, амарант, лимонное дерево, дуб и ясень».

В 1765 году в почти обновлённом зале отмечали день рождения императрицы Екатерины.

Янтарная комната, фото, 1917 год

Янтарная комната, фото, 1917 год

В 1770 году работы были окончательно завершены. Это был совсем другой зал, чем некогда подаренный Петру I. Множество зеркал, резных позолоченных орнаментов, пилястр, фигурок амуров с вазами, бронзовых подсвечников, мозаики, позолоченные элементы по достоинству подчеркивали янтарные панели. Все детали гармонично представляли невероятной красоты произведение, которое скромно назвали — Янтарной комнатой.

Источники утверждают, что и при Екатерине II Янтарная комната пользовалась большим успехом. Это было её любимое место вечерних собраний.

Сложность в содержании комнаты была в одном — очень щепетильный уход и постоянный контроль за состоянием. Екатерининский дворец был летней резиденцией, а это означало, что зимой он не отапливался. Случались зимние приезды высоких гостей во дворец, помещения протапливали, а это означало резкое изменение температуры и влажности, что губительно сказывалось на произведениях искусства и особенно Янтарной комнате. Из-за ненадлежащего ухода требовались дорогостоящие ремонты.

Первый раз основательной реставрации Янтарная комната подверглась в 1830-1833 годах. Обновили позолоченные детали, восстановили недостающие отвалившиеся пластины, отремонтировали флорентийские мозаики. Со всех стен были сняты панно, пилястры, элементы декора. Это была самая дорогая её реставрация.

Янтарная комната, 30-е годы XX в.

Янтарная комната, 30-е годы XX в.

Справка! Потолок (или плафон) янтарного зала был расписан аллегоричным рисунком, который символизировал «мудрость, оберегающую юность от соблазнов любви» (утрачена в 1941 г. в связи с разрушением Екатерининского дворца немецко-фашистскими захватчиками). Видите, как давно мастерами художниками 18 века была проявлена забота о нравственном воспитании поколений? И всё это было запечатлено на потолке самого знаменитого янтарного шедевра.

За последние почти пятьдесят лет в комнату внесли большое количество изменений, её дополнили мебелью, в витринах расположили ларцы, чаши, кубки, шахматы, сделанные из янтаря, все предметы были подарены, дабы порадовать её Величество.

Следующий ремонт был произведен в 1894 году. В этот раз его производили русские мастера Владимир Давыдов, Константин Зимин, Василий Тимофеев, Андриан Богданов. Существенное изменение в реставрации — теперь панели снимали со стен и отправляли в Петергоф на фабрику. В 1897 году работы были окончены.

В 1918 году вновь потребовался ремонт, но сложная обстановка в России не позволила это сделать.

Лишь в 1933-1935 годах И.В. Крестовским был произведена подклейка и укрепление отдельных мест облицовки.

Следующие масштабные реставрационные работы были намечены на лето 1941 года. Но им не суждено было сбыться. Началась Великая Отечественная война, после которой Янтарная комната навсегда исчезла, и до сих пор о неё ничего не известно.

В этой части статьи я хотел рассказать не только об уникальности Янтарной комнаты, но и о великих трудностях, возникших при её создании и содержании. Сколько потрачено сил за долгие столетия, чтобы сохранить и сберечь великую работу, не может подсчитать никто. Здесь не упоминается о мелких дополнениях, частных реставрационных работах, установке мебели и других предметов интерьера. Всё это стоило баснословных финансовых затрат. Поэтому оценить стоимость Янтарной комнаты не считаясь с тем, что это произведение искусства — невозможно. Теперь её называют восьмым чудом света.

Если в начале Янтарную комнату могли собирать и реконструировать только иностранные мастера, то позднее в услугах иностранцев более не нуждались.

Мастеровая школа была на высоком уровне, а сами мастера создавали неповторимые вещи в декоре и обстановке дворцовых ансамблей.

Тяжёлый 1941 год: похищение века

Около 188 лет Янтарная комната находилась в Екатерининском дворце. Её посещали, ей восхищались. На ряду с другими достоинствами и убранствами Екатерининского дворца, Янтарная комната продолжала быть в высоком почёте среди ценителей прекрасного. Это не уберегло её от похищения «другими ценителями» в 1941 году.

22 июня Гитлеровская Германия напала на Советский союз. До 17 сентября работниками музея осуществлялась эвакуация ценностей из музеев г. Пушкина. В том числе и из Екатерининского дворца. Предметы упаковывали в ящики. Это были вазы, картины фарфор, книги, статуэтки, предметы мебели, царские одежды, золочёная посуда. Ценности отправляли в эвакуационные центры. Некоторые экспонаты (статуи), которые невозможно было эвакуировать, попросту закапывали в тайниках, садах и парках. Никогда ещё сотрудники музея так не торопились, подгоняла работу нарастающая орудийная канонада. Но прежде ведь никто не определял, что эвакуировать в первую очередь? А что во вторую? Время истекало, немецко-фашистские войска с боями подходили к г. Пушкину. А ведь многие предметы еще стояли в залах дворца.

Настал черёд и Янтарной комнаты.

Сотрудники музея приступили к снятию янтарных панелей и элементов декора. Но выяснилось, что без повреждений это сделать нельзя. Янтарные плитки начали отваливаться, попытка бережного демонтажа оказалась невозможной. Необходимо длительное время и определенный план работ для снятия всех панелей, к сожалению, времени на это уже не было. Единственное, что смогли сделать, это проклеить все панели бумагой и закрыть их чехлами из ватина. Окна заколотили досками в два слоя промежуток между ними засыпали песком, как и уникальный паркет.

С 13 по 16 сентября немецко-фашистские войска подступили к г.Пушкин. Шёл массированный артиллерийский обстрел города. Снаряды стали попадать на территорию дворца и парка.

17 сентября сотрудники музея покинули Пушкин, оставив Янтарную комнату и другие произведения искусства. Многое пришлось оставить.

Сколько же удалось вывезти? Известно, из 42 тыс. 172 экспонатов удалось эвакуировать 12 тыс. 021, это менее 30%.

Обстановка в Екатерининском дворце 29 сентября 1941 года

Докладывают офицеры вермахта.

Двери и окна выбиты, большой зал разбит. Кругом снуют солдаты «Голубой дивизии» и немецкие солдаты. На полу валяются древние карты, вся мебель перевёрнута, с диванов и кресел срезан шёлк и ткань — всё это шло на портянки. В янтарном зале солдаты штыками ковыряют янтарь, много янтаря валяется на полу. Вперемешку с ценными предметами на полу везде дерьмо (так в источнике). Солдаты в грязной обуви спят на великолепнейших креслах и диванах, на стенах надписи с названием подразделений. Кругом хаос. Везде свободный доступ.

После осмотра офицеры искусствоведы 18 армии группы «Север», групенляйтер Пенсген и полковник Эрнст-Отто Сольмс-Лаубах постановили о сборе и эвакуации ценностей. Они и прибыли только с этой целью. Многие комнаты наспех заколотили для противодействия разграбления солдатами. В течении 36 часов Янтарную комнату и другие предметы искусства запаковали при помощи солдат транспортного батальона. По отдельным данным ценностей набралось 18 грузовиков! Все было тщательно запаковано и отправлено в Ригу. Рига являлась центром сортировки и местом временного хранения ценностей.

Все ценности вывозились и тщательно сортировались. В первую очередь для личной коллекции Гитлера, который позднее собирался создать музей всех времён и народов,  а также пополнения коллекций чиновников рангом пониже. Существует оперативная картотека «Z», в которой видны масштабы хищений музейных ценностей и шедевров.

Как вывозились ценности

На оккупированных территориях СССР деятельность по линии Оперативного штаба “Рейхсляйтер Розенберг” осуществляли преимущественно две Главные рабочие группы: “Остланд”, базировавшаяся в Риге, и “Украина” с основной базой в Киеве. С мая 1943 г. к ним присоединилась и третья Главная рабочая группа — “Центр”. В нее была передана из состава “Остланда” рабочая группа “Белоруссия” с ее передовой командой “Центр” (базировавшейся в Смоленске) и особыми командами в Горках и Могилеве. После этой реорганизации подразделениями “Остланда” остались рабочие группы “Литва”, “Латвия”, “Эстония” и передовая команда “Петербург”.

В материалах штаба А. Розенберга, к сожалению, места дислокации указаны не всегда. Вывоз осуществлялся через Киев, Ригу, Таллин, Вильнюс, Кенигсберг.

Сильно пострадали царские дворцы-музеи пригородов Ленинграда. Из Павловского дворца вывезено богатейшее убранство царских покоев: мебель, гобелены, паркет, книги, собрание античных монет и т.д. Из Петергофа отправлены в Германию десятки тысяч экспонатов, среди них 4 950 образцов мебели русской и западноевропейской работы ХVIII – XIX вв., фарфор той же эпохи, скульптуры, картины, библиотека. Имеются немецкие источники, свидетельствующие об основных акциях по вывозу предметов старины и редких книг из дворцов-музеев пригородов Ленинграда различными немецкими подразделениями (гражданскими и военными). Особенно впечатляет отчет группы «Ингерманланд» (доктора Вудер, Штеве, Эсер, Шпеер, фон Крузенштерн) об инспекторской поездке в ноябре 1941 г.

Данные картотеки «Z» о Янтарной комнате

Картотека "Z" оперативного штаба "Рейхслятер Розенберг", карточка: Р36 412.

Картотека «Z» оперативного штаба «Рейхслятер Розенберг», карточка: Р36 412.

Перевод текста на фото:

Царское Село, Большой Екатерининский дворец, Янтарный кабинет.

Руководитель осмотра: д-р Вундер, 3.12.41.

Янтарный кабинет из Берлинского дворца, привезенный Петром Великим в Россию. Он был демонтирован, янтарные фрагменты находятся в настоящее время в художественных собраниях Кёнигсбергского дворца.

Янтарная комната вывезена в Кёнигсберг. Существует огромное количество публикаций на тему ценностей, музейных сокровищ, вывезенных нацистами из Советского Союза. Но если не разбираться в деталях, то сразу и не понять масштабы грабежа.

Попробуем оценить, сколько же все-таки вывезли, или по простому — украли.

В этих цифрах отражена вся деятельность нацистских организаций, занимавшихся хищениями из музеев Советского союза.

Разграблены:

  • 427 музеев,
  • 4000 библиотек (180 млн. книг),
  • архивы 19 областей,
  • более 2000 церквей.

Сказать в двух строчках — ничего не сказать. Масштабы катастрофы огромны.

Вот еще: «Оперативному штабу Розенберга для вывоза ценностей из музеев Советского Союза понадобилось 1 тыс. 418 железнодорожных вагонов. Морским путем было переправлено ценностей общим весом 427 тонн.»

Создан сводный каталог похищенных музейных ценностей и он составил 39 томов. В них обозначены более одного миллиона предметов искусства.

Вернёмся к Янтарной комнате.

Наряду с другими сокровищами, она прибыла на новое место. Нельзя сказать, что прибыла целой, или что по дороге ничего не пропало. И всё же её доставили в Кёнигсберг.

Любитель янтаря и фанатик янтарных произведений искусства Альфред Роде опубликовал новость о Янтарной комнате в журнале «Пантеон». Некоторые фотографии были опубликованы в 1942 году. Альфред Роде находился «рядом с Янтарной комнатой» до весны 1945 года.

Фрагмент публикации о Янтарной комнате в Кёнигсберге

Фрагмент публикации о Янтарной комнате в Кёнигсберге

Версии, догадки, тайны

Вот уже 75 лет интригующая тема с поиском Янтарной комнаты поселилась в умах людей. Журналисты и писатели особенно разогрели эту тему. Янтарную комнату как бы находили уже десятки раз за последние 20 лет. Почему «как бы»? Всегда находились объекты, в которых могла быть укрыта Янтарная комната. Чего стоит одна история с Золотым поездом несколько лет назад в Польше. Сколько наделала шума эта тема, ну как, нашли золотой поезд? Самому смешно. А полигон «Ольга с 3» в Германии? Взбудоражили народ, люди даже жили в походных условиях, в надежде проникнуть в подземное сооружение, где лежит Янтарная комната. Ну, это дело такое, дилетантских методов здесь не может быть. А версий и предположений великое множество: Янтарная комната в Америке, у частных лиц, олигархов, её вывезли в Аргентину… Есть разные нелепые версии, и люди верят в них. Опубликованных книг о Янтарной комнате огромное множество — около 60. Это модная тема вот уже 75 лет. Ну что ж, попробуем поразмыслить?

Давайте по порядку разберём предмет поиска. Янтарная комната, — из чего она состоит, что будем искать и почему? Любой поиск начинается с архива, книги, в общем — «источника сведений».

Полный состав фрагментов Янтарной комнаты, похищенных нацистами во время Великой Отечественной войны:

Панели нижнего ряда:

  • 4 штуки — 1,02×1,31 м;
  • 2 штуки — 1,02×1,75 м;
  • 2 штуки — 1,02×1,60 м;
  • 2 штуки — 1,02×0,54 м.

Постаменты под пилястры:

  • 2 штуки — 3,67×1,74 м;
  • 4 штуки — 3,67×1,32 м;
  • 2 штуки — 3,67×1,60 м;
  • 2 штуки — 3,67×0,20 м;
  • 1 штука — 3,67×0,51 м;
  • 1 штука — 3,67×0,54 м.

Мозаичные заполнения между пилястрами на северной и южной стенах:

  • 2 штуки — 3,67×0,15 м;
  • 2 штуки — 3,67×0,19 м.

Угловые мозаичные заполнения:

  • 2 штуки — 3,67×0,16 м.

Янтарный десюдепорт:

  • 1 штука — 1,55×2,34 м.

Данные приведены по обмерам автора проекта воссоздания Екатерининского дворца архитектора А. А. Кедринского.

Вместе с янтарными панелями были похищены:

  • 24 пилястры в резных рамах, заполненных зеркалами и увенчанных золочеными скульптурными головками, размером 0,36×3,67 м.
  • Два скульптурных орнаментированных десюдепорта, размером 2,28×1,50 м.
  • Три двустворчатые двери с золоченой резной орнаментикой, размером 2,28×1,50 м.
  • Два зеркала в золоченых резных барочных рамах, размером 1,10×5,27 м.
  • Вся орнаментированная и скульптурная декоративная отделка верхнего яруса стен. Размеры по периметру 1,60×30 м.

Суммарно это примерно 450 кг янтаря, 4 флорентийские мозаики, около 2 тонн золота, подсвечники пилястры и зеркала.

Любопытные свидетельства. Состав элементов Янтарной комнаты, прибывшей в Кенигсберг в ноябре 1941 года, можно было бы узнать из дарственной книги, найденной 25 апреля 1945 года в одной из комнат первого этажа южной части Орденского замка Кенигсберга. Вот как об этом говорится в акте, составленном комиссией, в которую входили: профессор Д. Д. Иваненко, старший инструктор политотдела 50-й армии майор И. Д. Кролик и военный переводчик лейтенант В. И. Малахов: «…В одной из сравнительно сохранившихся комнат замка обнаружена дарственная книга художественного отдела замка-музея, содержащая инвентаризационную опись различных предметов, принадлежащих к собраниям музеев. На странице 141 под номером 200 от 5 декабря 1941 года в дарственную книгу занесена Янтарная комната из Царского Села, насчитывающая 143 предмета: зеркала, консольные столики (в составе Янтарной комнаты был всего один консольный столик). Стенные панели, а также три ящика с янтарем. Запись произведена чернилами. Кроме того, в книге имеется специальный вкладыш, отпечатанный на пишущей машинке и представляющий из себя акт на прием Янтарной комнаты от Государственного управления по делам музеев, также содержащий описание Янтарной комнаты. Подпись принявшего сделана чернилами и неразборчива. Другие следы похищенной немцами Янтарной комнаты из Царского Села установить не удалось. Подписи».

Такие сведения дают основания полагать, что Янтарная комната точно была в Кёнигсберге до марта — апреля 1945 года.

Мы примерно знаем некоторые эпизоды. Теперь зададим несколько главных вопросов:

  1. Кто проводил поиски?
  2. Когда искали?
  3. Почему ничего не нашли?
  4. Где может быть спрятана Янтарная комната?
  5. Кто мог знать о ней?

Разберемся во всем по порядку.

Кто проводил розыски Янтарной комнаты

Сразу же после штурма Кенигсберга, в середине апреля 1945 года, в руинированный фронтовой город приехало несколько поисковых групп — из Москвы, Воронежа, Вильнюса и Ленинграда. Естественно, они не имели никаких сведений о Янтарной комнате, кроме тех, что она до войны находилась в Екатерининском дворце города Пушкина. К сожалению, искателей не координировал и не контролировал какой-либо центр, они не имели соответствующих прав и полномочий, минимального технического и транспортного оснащения, да и состав их оставлял желать лучшего. Они были разобщены, не имели навыков поисковой работы и ее документирования. Все это привело к бессистемности, параллелизму и многократному повторению пройденного другими, а поисковая деятельность всецело зависела от «доброты» и возможностей местных комендатур.

И все же они работали и даже в таких условиях находили большое количество культурных ценностей, в том числе и из оккупированных областей СССР. Большинство из найденного оценивалось не по шкале художественного мастерства авторов произведений, а ящиками, тюками, мешками, рулонами, вагонами или вообще безымянными единицами. Документирование находок почти не проводилось.

Обнаруженные художественные ценности перед отправкой в СССР

Обнаруженные художественные ценности перед отправкой в СССР

Впервые вопрос о местонахождении Янтарной комнаты в Кенигсберге поднял сотрудник московского Исторического музея профессор А. Я. Брюсов. Он работал в составе поисковой бригады от Комитета по делам культпросветучреждений при Совнаркоме РСФСР под руководством Т. А. Беляевой. В составе его группы находился доктор Альфред Роде, которому удалось убедить профессора в гибели комнаты при пожаре. Летом 1945 года поиски не проводились. В последующие годы поиском только Янтарной комнаты также никто не занимался. Задача ставилась шире — поиск Янтарной комнаты и других культурных ценностей, утраченных в годы войны.

Перечень комиссий, экспедиций и групп, занимавшихся поисковой деятельностью (Поиски Янтарной комнаты) в 1945-1960 гг.:

  • Середина апреля 1945 — август 1945 гг. — представители МГУ во главе с Д. Д. Иваненко.
  • 28 мая — 13 июня 1945 года — бригада Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при СНК РСФСР во главе с Т. А. Беляевой.
  • Июнь 1945 года — бригада Комитета по делам искусств во главе с Н. Ю. Сергиевской и И. И. Цирлиным.
  • Май — июнь 1945 года — группа от Института истории Академии наук СССР под руководством профессора С. Д. Сказкина.
  • Май — июнь 1945 года — комиссия из города Воронежа под руководством профессора А. И. Петрусова.
  • Май — июнь 1945 года — представители Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева.
  • Март — апрель 1946 года — группа из Ленинграда в составе заведующего сектором музеев Управления культуры Ленгорисполкома С. В. Трончинского и главного хранителя фондов музеев Ленинграда А. М. Кучумова.
  • Август 1949 года — январь 1950 года — группа А. М. Кучумова, А. Я. Брюсова и прибывшего из ГДР доктора Гебхардта Штрауса.
  • Декабрь 1949 года — сентябрь 1959 года — Калининградская комиссия по поискам Янтарной комнаты и других музейных ценностей во главе с секретарем обкома КПСС В. Д. Кролевским.
  • Июнь — июль 1959 года — группа Комитета по делам искусств во главе с А. К. Лебедевым и прибывшим из ГДР Рудольфом Вистом.
  • Сентябрь 1959 года — Калининградская комиссия во главе с заместителем председателя облисполкома Г. И. Хорьковым.
  • Сентябрь — октябрь 1960 года — геофизическая группа из Ленинграда во главе с А. Ф. Фокиным.

Как видно из этого списка, ценности искали.

С 1961 по 1967 год организованных поисков Янтарной комнаты и других ценностей на территории Калининградской области не проводилось.

Первые материальные фрагменты Янтарной комнаты были обнаружены А. М. Кучумовым и С. В. Трончинским в руинах Орденского замка Кенигсберга в апреле 1946 года. Ими оказались обесцветившиеся от высокой температуры и обгоревшие флорентийские мозаики — как теперь стало известно, «Слух», «Вкус» и «Зрение». Эти находки не явились убедительным доказательством того, что она сгорела. Мозаики были сложены отдельно и имели съемные приспособления. Других следов гибели Янтарной комнаты в огне пожара обнаружено не было.

Руины Королевского замка

Руины Королевского замка

Распоряжением Совета Министров РСФСР № 526р от 11 марта 1967 года была образована комиссия по розыску Янтарной комнаты и других ценностей, похищенных гитлеровцами из советских музеев. В состав комиссии вошли представители Министерства культуры РСФСР, Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР, Министерства внутренних дел СССР, Калининградского облисполкома и командования калининградского гарнизона. Председателем комиссии был назначен заместитель министра культуры РСФСР В.М. Стриганов. Во исполнение распоряжения Совета Министров РСФСР, приказом Министра культуры РСФСР № 161 от 15 марта 1967 года была создана рабочая группа по организации поисков Янтарной комнаты и других ценностей. Рабочая группа вела свои исследования в Калининграде с 17 по 26 марта 1967 года. В ее докладной записке был дан анализ работы предшествующих комиссий, групп и бригад. При этом отмечалось, что «…поиски Янтарной комнаты и других ценностей велись бессистемно, непланово, без надлежащей научной и технической базы, поверхностно, кустарно и разрозненно. Эти работы напоминали больше кладоискательство, а не целеустремленную работу по нахождению и возвращению советскому народу похищенных у него во время войны национальных сокровищ…»

Поиски культурных ценностей в Калининграде

Поиски культурных ценностей в Калининграде

Работа правительственной комиссии в течение 1967 — 1968 гг. показала, что в Калининграде на месте поисков необходимо иметь свой рабочий орган. И он был создан распоряжением Совета Министров РСФСР № 664рс от 31 марта 1969 года. Новая поисковая организация называлась Калининградская геолого-археологическая экспедиция (КГАЭ) Государственного исторического музея Министерства культуры РСФСР. Для ее работы, казалось, было предусмотрено все: республиканский уровень, попечительство Министерства культуры, куратор — Государственный исторический музей и высокий «покровитель» — правительственная комиссия. Экспедиция использовала в своей работе землеройную технику ремонтно-реставрационных мастерских, научную базу Калужской геолого-геофизической экспедиции, поддержку местных советских и партийных органов и стабильное финансирование. Современные искатели этому могут только позавидовать. Однако, тогдашняя реальность оказалась совершенно иной. Нормального функционирования экспедиции и надлежащего решения стоящих перед ней задач не получилось, она была закрыта в 1983 году.

Это весь список каких либо официальных поисковых движений, комиссий, экспедиций. Что же нашли эти бесконечные поисковые организации? Особенно стоит отметить период 1950-1983. Что нашли за 40 лет? Ответ один — ничего. Причины этому разные.

Основная причина — расточительное использование времени. Время явилось главной проблемой, которая встала на пути розыска ценностей, чем дальше шли годы, тем сложнее было разобраться в проблеме поисков и обнаружения тайников.

Поздно обратили внимание на необходимость создания профессионального подразделения по розыску ценностей.

Со временем не стало многих свидетелей, очевидцев, участников тех далеких событий.

Интенсивная застройка до неузнаваемости меняла город и скрывала вероятные места тайников.

Проседали и разрушались подвалы, полуразрушенные здания, затягивался земляной покров растительностью в местах вероятных тайников.

Властные структуры не использовали время нахождения на территории немецкого населения, а ведь некоторым из них удалось прожить в области до 50-х годов.

Секретность региона и делопроизводства тоже сыграли свою отрицательную роль. Сколько в спецхранах документов? Сколько описей трофейных послевоенных команд? Кто их составлял? Где они теперь? Когда их рассекретят? Что в этих описях перечислено?

Закрытая Калининградская область также стала причиной некоторых неудач, таких как запрет на пребывание в городе и области иностранных граждан, которые могли бы пролить свет и о многом рассказать.

Закрытые иностранные архивы и напряжённая политическая обстановка в мире не позволила продолжить работу с иностранными источниками сведений, которые могли быть полезны в некоторых вопросах.

В добавок вездесущая низкая зарплата сотрудников экспедиции, слабая оснащенность, частая текучка кадров не способствовали продвижению дела.

Единственным существенным плюсом экспедиции был обязательный профессиональный документооборот и делопроизводство. Хотя бы кто-то зафиксировал и предпринял попытку вести архив и документировать версии и информацию от заявителей. Тысячи листков, где-то напечатанных на пишущей машинке, где-то от руки. Схемы, чертежи, данные о объектах, письма свидетелей и даже длительная переписка. На многие места выезжали на рекогносцировку с фотофиксацией объектов. Всё смогли задокументировать, разделить по папкам и сохранить. Огромная работа была проделана, но, к сожалению, это всё, что можно сказать.

Тем временем шли годы, а проблема оставалась нерешённой. Не принесли пользы и большое количество публикаций статей, очерков, документальных фильмов, рассказов. Все заканчивалось умными фразами, попытками внести сумятицу, но по сути — более ничего. Тайна сохраняется и в связи с этим есть идея проанализировать некоторые сведения.

Другие версии

Почему при обнаружении обгорелых остатков якобы флорентийских мозаик из Янтарной комнаты, разбросанной мебели, сломанных нескольких картин мы не можем предположить, что её уничтожили, она сгорела, её разрушили? Вот почему? Пепел на анализ никто там не брал, досконально стены и пол тоже не проверяли. Во всяком случае, ни одного документа на этот счет нет. Какие-то обгорелые дверные петли или похожие на них элементы не говорят о том, что комната не могла сгореть. Но почему она не могла сгореть? Эту версию не опровергли, но и не подтвердили.

Что мы имеем: кучу разрозненных показаний, в каждом из которых фигурирует Янтарная комната.

Первые поисковые бригады смогли собрать огромное количество ценных предметов и вернуть их в Советский Союз. Значит, есть вероятность того, что специалисты могли видеть разбитые детали, какие-либо предметы из Янтарной комнаты, которые не смогли спрятать или вывезти нацисты. Может видели, но не знали? Или даже не смотрели? Одни вопросы, и они без ответов.

Такова длинная и многогранная судьба Янтарной комнаты.

Напоследок пара интересных сведений. За последние четыре десятилетия некоторые отдельные части из обстановки Янтарной комнаты были обнаружены на территории Германии. Они были похищены до её появления в Кёнигсберге. Но это уже совсем другая история.

Лица которые принимали участие в судьбе Янтарной комнаты:

Айгрубер — партийный руководитель шахты Виттекинд.

Апфелынтедт Бруно — старший технический секретарь гестапо Кенигсберга.

Бер — начальник отдела германского Красного Креста.

Бергер — сотрудник айнзацштаба Розенберга.

Бруно Лозе — связник между айнзацштабом Розенберга и Г. Герингом.

Билль Гельмут — доктор, обербургомистр Кенигсберга, отвечал за сохранение музейных ценностей при городском магистрате.

Галль Эрнст — доктор, директор администрации замков и садов.

Герте Вильгельм — доктор, директор музея «Пруссия».

Гренке Альфред — служащий замка, принимал участие в упаковке культурных ценностей.

Грефе Артур — государственный директор Саксонского министерства народного образования. Вел переговоры о возможном размещении Янтарной комнаты в Саксонии.

Даргель Пауль — заместитель гауляйтера Восточной Пруссии Э. Коха. В январе 1945 года выехал в центральные районы Германии с секретным грузом.

Зонненштайн Гейнц — участник захоронения янтарных произведений из состава художественных собраний Кенигсберга.

Ионцон — сотрудник шахты Виттекинд.

Катцман — горный инженер шахты Виттекинд.

Корнблюм — водитель гауляйтера Восточной Пруссии Э. Коха.

Кюнсберг — начальник зондеркоманды.

Ладда Эрих — городской чиновник. Принимал участие в транспортировке культурных ценностей.

Ленц Георг — адъютант гауляйтера Восточной Пруссии Э. Коха. Манн Франц — столяр Орденского замка Кенигсберга.

Мюльман Кай — штандартенфюрер СС, возглавлял специальную команду по конфискации культурных ценностей из музеев оккупированной части СССР и Польши.

Новельманн Курт — правительственный директор оберпрезидиума. До 1946 года был в плену в СССР.

Паульсон — искусствовед и археолог, унтерштурмфюрер СС.

Пенсген Георг — группенляйтер шефа военного музея.

Роде Альфред — директор Художественных собраний Кенигсберга.

Розенберг Альфред — рейхсминистр оккупированных восточных территорий.

Солмс Лаубах Эрнст Отт — ротмистр резерва, офицер по охране предметов искусства при 18-й армии группы войск «Север».

Татерра Георг — специалист по янтарю.

Утикаль Герхард — руководитель айнзацштаба Розенберга.

Франц Шварц — рейхсляйтер, казначей нацистской партии.

Фризен Хельмут — доктор, с 1941 года возглавлял отдел по содержанию и сохранности памятников Восточной Пруссии.

Хенкензифкен Фридрих — инспектор Орденского замка Кенигсберга.

Хофман Пауль — заместитель гауляйтера Э. Коха по административной части.

Циммерманн — генеральный директор государственных музеев.

Шверин — граф, в 1944-1945 гг. принимал участие в перемещении культурных ценностей.

Шпехт Иоганн — художник-реставратор замковой картинной галереи.

Георга Штайн — бывший военнослужащий вермахта. Был причастен к хищению ценностей. В последующие годы был активным участником поисков, ценностей.

Штуккарт — статс секретарь, друг Э.Коха.

Шюллер Фридрих — главный оперативный руководитель отдела культурных ценностей отдела «Восток».

Эее — сотрудник шахты Виттекинд.

Эюкинс — узник концлагеря Виттекинд.

Эрих Кох — гауляйтер Восточной Пруссии.

Яновский Ёзеф — военнопленный вермахта. Будучи в плену, работал в замке Нойхаузен (Гурьевск).

Ястженбский Ежи — личный водитель старшего технического секретаря гестапо в Кенигсберге.

Источники:

  • В. Аксёнов «Дело о янтарном кабинете».
  • М. Воронов, А. Кучумов «Янтарная комната».
  • А. Овсянов «Янтарная комната. Возрождение шедевра».
  • Архив КГАЭ.
  • Архив «ЦАМО».
  • Архив А. Овсянова в части «Работы отдела по поиску культурных ценностей».
  • Материалы, собранные автором во время экспедиций по розыску ценностей похищенных нацистами в годы ВОВ.

Сохраните себе ссылку, чтобы не потерять!

Написать отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Политика конфиденциальности
HotLog