По следам золота Третьего рейха: из архивов последнего искателя

Памяти последнего искателя
Авенира Петровича Овсянова…

Схрон золота Третьего рейха

Схрон золота Третьего рейха

После штурма Кенигсберг все еще продолжал оставаться фронтовым городом. В непосредственной близости от него еще велись ожесточенные бои, да и сам он был полон фронтовых атрибутов – окопов, траншей, баррикад, завалов, «волчьих» ям, долговременных и дерево-земляных сооружений, артиллерийских позиций и огневых точек.

Трехамбразурный дот на подступах к Кёнигсбергу

Трехамбразурный дот на подступах к Кёнигсбергу

Противотанковый ров на окраинах Кёнигсберга

Противотанковый ров на окраинах Кёнигсберга

Баррикады в Кёнигсберге

Баррикады в Кёнигсберге

Дзот на перекрестке г.Кёнигсберг

Дзот на перекрестке г.Кёнигсберг

На специальных щитах и стенах домов имелись многочисленные надписи типа: «Осторожно, мины», «Заминировано», «С дороги не съезжать, мины», «Наступают сроки срабатывания мин замедленного действия. Въезд в город запрещен» и другие.

21-суточный взрыватель J-Feder 504

21-суточный взрыватель J-Feder 504

Единственной исполнительной властью в городе было тогда Временное военное управление по гражданским делам при военной комендатуре, которой руководил генерал-майор М. В. Смирнов.

Первый комендант Кёнигсберга М.В. Смирнов

Первый комендант Кёнигсберга М.В. Смирнов

Задачи, выполняемые управлением и восьмью районными комендатурами, были разнообразны и крайне сложны. Это – выявление и учет промышленных предприятий, банков, культурных центров, тушение пожаров, очистка города от трупов людей и животных, регулирование движения, восстановление мостов и наводка временных переправ, регистрация немецкого населения, обнаружение немецких госпиталей, «прочесывание» кварталов, борьба с группировками немцев, стремящихся уйти на запад, организация пересыльных пунктов, уничтожение спиртосодержащих жидкостей, задержание диверсантов и дезертиров, караульная служба и многое другое.

В числе главных задач, стоявших перед комендатурами, были – сбор оружия и организация разминирования. Вот что говорится в донесению начальнику тыла 30-го Белорусского фронта от 24 апреля 1945 года, подписанном генерал-майором М. В. Смирновым:

«…по состоянию на 23 апреля 1945 года в городе изъято: противотанковых мин – 12424, противопехотных мин – 29298, авиабомб – 892, пороха – 72 т, взрывчатых веществ – 21854 т, винтовок – 1908, пулеметов – 55, фаустпатронов – 11936, гранат = 61680…».

Боеприпасы, обнаруженные при разминировании района Форта № 5 (Король Фридрих Вильгельм III)

Боеприпасы, обнаруженные при разминировании района Форта № 5 (Король Фридрих Вильгельм III)

Кому досталось Золото Третьего Рейха

Десятилетиями Кенигсберг считался у нас только «осиным гнездом прусского милитаризма и фашизма», но «как оказалось», это был крупнейший европейский культурный центр с уникальными художественными и янтарными собраниями, десятком музеев, архивами и библиотечными коллекциями, культурными ценностями Академии художеств, галерей, институтов, выставочных залов, замков, дворцов и кирх. Совсем не случайно он стал средоточием и перевалочной базой культурных ценностей, перемещенных в годы войны из оккупированных областей СССР.

Но ведь Кенигсберг был и городом сберегательных касс, банков и банкиров. По состоянию на 1941 год их насчитывалось более двух десятков.

Основными банковскими районами считались остров Кнайпхоф, улица Форштедтише и площадь Гезекус (нынешние – остров Канта, Ленинский проспект и торгово-развлекательный центр напротив бывшего Королевского замка).

Я назову только некоторые, наиболее солидные банки. Это Провинциальный восточно-прусский, Немецкий, Транспортно-кредитный акционерного общества, Дрезденский, Ремесленников и домовладельцев, Торговый, Сельский (народный), Арендный, Объединенный и другие банки и кассы. Самым большим и главным считался Рейхсбанк (Государственный). Он располагался у восточного флигеля Королевского замка за замковой площадью.

Королевский замок

Королевский замок

Если посмотреть на старую схему города Кенигсберга, то на том месте, где стоял Рейхсбанк стоит надпись Тувангсте. Так называлось прусское городище до ХIII века. Выбор его с точки зрения защитных свойств местности был очень удачен. В самом деле, довольно большая площадь на возвышенности, река Липца (так первоначально называлась Преголя) с юга и ручей Катц (Кошачий) с севера и востока.

Можно предположить, что городище по периметру было ограждено валом и водным рвом. С отступом от его внутреннего откоса на 4-5 метров по периметру городища был забит частокол из бревен с заостренными концами. Вместо частокола могли быть забиты два параллельных ряда столбов с закладными бревенчатыми стенками. Образованное ими пространство до верха было засыпано грунтом. Верх ограды с внутренней стороны мог опоясывать так называемый дозорный ход – периметральный настил на консолях (за частоколом), опущенный на 140-150 сантиметров (чтобы была возможность наблюдения за ближайшими подступами к городищу). Через ров был перекинут подъемный мост с противовесом, а над центральным входом построена надвратная башня.

В центре огражденной частоколом площади на искусственном холме была построена бревенчатая башня высотой 5-10 метров. Размещалась она на дубовых сваях – этим экономилась территория (за счет подбашенного пространства) – и тоже имела собственную защитную систему – частокол и ли дерево-грунтовую стену. Башня служила последним рубежом обороны и часто была резиденцией вождя. Во внутреннем дворе размещались жилые дома, мастерские, склады с крышами из драни (древесной щепы) или камыша, хлев, амбары, конюшни с соломенными крышами, псарня, пивоварня и колодец.

На более поздних картах и схемах Кенигсберга на месте размещения Рейхсбанка стоит надпись форбург и дата 1255.

Именно в этом году рыцари Тевтонского ордена, захватив прусское городище Тувангсте, приступили к строительству на его месте орденского замка из крупноразмерного кирпича в сочетании с булыжным камнем. Однако через некоторое время возведенное сооружение было признано неудовлетворительным с военной точки зрения и было принято решение построить новый замок западнее бывшего городища Тувангсте.

По военным канонам Тевтонского ордена каждый построенный замок должен иметь форбург – передовое укрепление, преграждающее продвижение противника непосредственно к стенам замка. В качестве такого укрепления и была использована ранее возведенная постройка в виде арки в плане. В форбурге, кроме чисто военных элементов (галереи с бойницами, входа с катарактой), находились казармы, склады, караульное и другие помещения. Форбург имел и дозорную башню и в плане повторял очертание прежнего прусского городища. При этом сохранялись былые валы и водные рвы. Открытой стороной форбург был обращен непосредственно к замку, а с «внешним миром» он сообщался через ворота под названием Верхние, Средние и Нижние.

Шли годы, десятилетия и столетия. Менялись политическая карта Европы и формы боевых действий. Другим стало и назначение бывшего орденского замка. Из бывшего опорного пункта Тевтонского ордена он постепенно превращался в средоточие гражданских учреждений, резиденцию правителей и музейный комплекс.

Бывший форбург подвергся некоторой перестройке и стал казармой кирасирского полка. Кавалерийские занятия производились во дворе Королевского замка и на площади (между бывшим форбургом и замком), названной замковой.

С западной стороны кирасирских казарм на месте бывшего форбурга был установлен бронзовый памятник первому королю Пруссии Фридриху 1. Он был посвящен факту коронации короля в Кенигсберге. Автором проекта памятника был Андреас Шлютер. Судьба этого памятника была довольно сложной.

Первоначально, с 1729 года он стоял на торговой площади в Берлине. Во время Семилетней войны пред вступлением в Берлин русских войск в 1761 году его поместили в крепость Шпандау. После войны памятнику долго не могли найти место в Берлине и, наконец, поместили на склад, где хранились старые пушки. О памятнике вспомнил только прусский король Фридрих Вильгельм 111, который подарил его городу Кенигсбергу. В августе 1802 года его торжественно открыли у кирасирских казарм с восточной стороны Королевских ворот.

В 1926 году на месте бывшего прусского городища Тувангсте, орденского замка и казармы кирасиров был построен Рейхсбанк. Его несущие и ограждающие конструкции были выполнены из бетона. В плане он имел сложную форму. Для хранения банковских ценностей использовались двухъярусные подвалы с отдельно стоящими и замурованными в стены металлическими сейфами. В здании функционировал грузовой лифт. Кстати, во время строительства банка при возведении нулевого цикла были обнаружены многочисленные фрагменты бывшего прусского городища Тувангсте (сваи, ряжи, предметы быта и фрагменты вооружения).

Во время бомбардировки Кенигсберга англо-американской авиацией в конце августа, начале сентября 1944 года и во время штурма Кенигсберга здание банка пострадало незначительно.

Кёнигсберг после бомбардировки 1944г

Кёнигсберг после бомбардировки 1944г

В первые же дни после штурма Кенигсберга на здание Рейхсбанка обратила внимание центральная комендатура Кенигсберга, перед которой встал вопрос: удалось ли банкирам вывезти свои капиталы в центральные районы Германии? К сожалению, на этот вопрос однозначно ответить нельзя и сейчас, спустя 62 года после войны.

Самый ранний «банковский» документ датирован 13 апреля 1945 года:

«Начальнику тыла 3-го Белорусского фронта. 13 апреля 1945 года.

ДОНЕСЕНИЕ

За 10-12 апреля взяты под охрану: Рейхсбанк (Здание повреждено)…

………………………………………………………………………………………

Все ценности, за исключением промышленного оборудования концентрируются на складах районных комендатур.

………………………………………………………………………………………

Приступил к работе по выявлению ценностей представитель полевой конторы госбанка фронта, совместно с начальником финансового отдела комендатуры

                          Военный комендант города и крепости Кенигсберг

                                                Генерал-майор                        Смирнов»

Как оказалось, первыми «финансовыми» работниками или, применяя криминальный термин «медвежатниками», были саперы, которых привлекали для «вскрытия» сейфов с помощью взрывчатых веществ. Первые опыты оказались даже курьезными. Фрагменты сейфов вместе с их содержимым взлетали на воздух. На местах взрывов собирали только отдельные серебряные монеты и фрагменты изделий из серебра и золота.

Постепенно, уменьшая количество взрывчатки, научились «вскрывать» сейфы более аккуратно, но и при этом были значительные утраты ценностей. Существовала даже инженерная методичка, как и каким количеством взрывчатки «вскрывать» сейфы с минимальными утратами содержимого.

И все же потери ценностей при взрывах вынудили коменданта Кенигсберга генерал-майора М. В. Смирнова 16 апреля 1945 года обратиться к начальнику гарнизона с следующим сообщением:

«В городе много сейфов с документами и ценностями. Считаю нецелесообразным сейфы подрывать, лучше резать их автогеном. В городе и частях таких установок нет».

В апреле 1945 года установки для резки стали в распоряжение финансовых работников еще не прибыли. Выделенное им саперное подразделение с взрывчатыми веществами и средствами взрывания с работой не справлялось из-за большого количества выявленных сейфов в банках и учреждениях. При этом в банках были обнаружены мины замедленного действия (МЗД).

Следующий документ – донесение начальнику тыла 3-го БФ (Белорусского фронта) было отправлено 21 апреля 1945 года:

«… До сих пор не прибыли представители Госбанка и подрывники для вскрытия сейфов (дополнительно). Сообщаю, что сроки действия МЗД истекают…».

К концу апреля 1945 года экспериментальные подрывы сейфов закончились. Вскрытие сейфов осуществлялось теперь небольшими последовательными взрывами тротиловых шашек весом 200 граммов. При этом повреждения содержимого сейфов были минимальными.

Первое донесение коменданта Кенигсберга Начальнику тыла 3-го БФ с перечнем содержимого сейфов было датировано 26 апреля 1945 года:

«25 апреля 1945 года в Рейхсбанке изъяты ценности в присутствии начальника финансового отдела 39 армии подполковника Патрина, начальника полевого банка № 918 майора интендантской службы Варова, старшего лейтенанта Зинченко и старшего лейтенанта Редько (в документах военных и послевоенных лет никогда не указывались инициалы людей. – Прим. А. О.).

При вскрытии сейфов изъяты следующие ценности:

Золотые ручные часы ходу……………………………- 1
Медальон золотой………………………………………- 1
Серебряная цепочка с семью ценными камнями …- 1
Дамская заколка с одним ценным камнем …………-1
Цепочка для медальона…………………………………-1
Часы металлические (повреждены при взрыве)… -1
Серебро в разных изделиях…………………………… -12
Серебро в монетах………………………………………-702 марки
Неопределенные ценности…………………………… -299 предметов
Рейхсмарки (бумажные)……………………………… -100 000 тысяч»

В документах первых послевоенных лет, связанных с культурными ценностями, нумизматическими коллекциями и благородными металлами, часто можно встретить вот такие их «учетные» данные:

«золото – 24, серебро – 35, фарфор – 65, хрусталь – 49, картины разные — 56», а в вышеприведенном донесении введено новое понятие – неопределенные ценности. Что в таких документах имеется в виду – или уникальные предметы большой художественной значимости или обычный лом цветного металла и бытовые предметы. Подобный учет ценностей нередко приводил к присвоению тыловыми чиновниками культурных ценностей, место которых только в музеях.

Кроме официальных органов поисками культурных и банковских ценностей занимались и тогдашние «черные копатели». Об этом свидетельствует следующий документ (донесение коменданта Кенигсберга Начальнику тыла 3-го БФ) от 26 апреля 1945 года:

«Сегодня в Рейхсбанке за вскрытием сейфов были застигнуты представители контрразведки «Смерш» Балтфлота из группы майора Виноградова. На требование представителя комендатуры явиться к коменданту не ответили и скрылись».

Вскрытие банковских сейфов продолжалось и летом 1945 года, о чем говорит следующий документ:

«…производилось вскрытие сейфов комиссией в составе начальника 5-го отделения трофейного отдела армии майора Германии, начальника полевого отделения госбанка № 168 майора Макарова, представителя от военной комендатуры города Кенигсберга младшего лейтенанта Суслова. При вскрытии сейфов оказалось следующее:

1. Кулон платиновый……………………………………1
2. Цепочки золотые………………………………………14
3. Кольца золотые………………………………………17
4. Медальоны………………………………………………14
5. Серебро-марки…………………………………………147
6. Ложки чайные серебряные………………………532
7. Подносы серебряные…………………………………7
8. Вилки закусочные серебряные……………… 240
9. Ложки столовые серебряные……………………353
10. Ложки серебряные для торта………………62
11. Бокалы серебряные………………………………14
…………………………………………………………………
Итого золота – 974 грамма, серебра – 80 килограммов 26 граммов.
Все ценности сданы в полевое отделение госбанка 50 армии».

Осенью 1945 года поиск банковских ценностей в Рейхсбанке был прекращен и его использовали в качестве казармы для строительного батальона Московско-Минской дивизии.

После расчистки руин и завалов в окружении бывшего Рейхсбанка появились новые улицы Смоленская, Мельничная, Старая Черняковская и Слободская (ныне не существуют).

В 1953 году строительный батальон покинул здание бывшего Рейхсбанка и оно было отдано на «откуп» киносъемочным группам различных киностудий страны. Съемки военных кинофильмов там продолжались практически постоянно.

Так, это здание можно «узнать» при просмотре фильмов «Дорогой мой человек», «Секретная миссия», «Весна на Одере», «Отец солдата» и других. В здании постоянно имитировались пожары и взрывались отдельные фрагменты стен. Одновременно на металлолом изымались стальные сейфы через проломы в перекрытиях. К началу 60-х годов ХХ века одно крыло здания было полностью разрушено.

Другое крыло решили приспособить для размещения Калининградского областного краеведческого музея. Однако вскоре от этого решения отказались.

Ручная разборка руин Королевского замка

Ручная разборка руин Королевского замка

В 1969 году в Калининграде приступила к работе «секретная» геолого-археологическая экспедиция – рабочий орган республиканской комиссии по поиску Янтарной комнаты и других музейных ценностей. Бывший Рейхсбанк был одним из основных версионных объектов и имел второй номер после Королевского замка. Экспедицией был получены из разных источников несколько версий, которые необходимо было подвергнуть тщательному исследованию:

  1. Сотрудник Министерства народного образования ГДР (Германской демократической республики) доктор Гебхардт Штраус сообщил, что Янтарная комната была временно размещена в залах Рейхсбанка и возможно там и спрятана.
  2. Германский искатель культурных ценностей Георг Штайн утверждал, что Янтарная комната была выставлена на втором этаже Королевского замка не полностью, а лишь фрагментарно. Оставшаяся часть ее размещалась в подземных кофрах Рейхсбанка и возможно осталась там. Это сведение подтвердил директор государственного архива Кенигсберга Альфред Хайн.
  3. Немецкий гражданин Билев, освобожденный из кенигсбергской тюрьмы советскими войсками еще в 1945 году заявил, что его как заключенного-водителя грузовика привлекали для перевозки различных грузов, в том числе и в Рейхсбанк.
  4. В. Д. Кролевский – бывший секретарь обкома КПСС сообщил, что в конце 50-х годов в подземельях банка были обнаружены железобетонные сейфы, которые вскрывались финансовыми органами.
Поисковые работы на месте руин Королевского замка (60-е годы)

Поисковые работы на месте руин Королевского замка (60-е годы)

Дом Советов на месте Рейхсбанка, подземные ходы Кёнигсберга

Провести тщательную проверку этих версий не представилось возможным, так как в 1969 году (в год образования Калининградской геолого-археологической экспедиции) начались подготовительные работы по возведению на месте бывшего Рейхсбанка Дома Советов.

Для исследования грунтов основания под будущее здание производилось бурение скважин на глубины до 25 метров с отбором образцов грунта. Буровые работы выполняла Калининградская экспедиция Ленинградского треста инженерно-строительных изысканий.

Не имея возможности, да и времени проводить собственные исследования сотрудники Калининградской геолого-археологической экспедиции проводили только наблюдение за бурением, разборкой оставшегося корпуса бывшего Рейхсбанка и отрывкой котлована. Это происходило в 1969-1972 годы.

Во время разборки железобетонных конструкций под бывшим зданием Рейхсбанка был обнаружен подземный ход, который проходил через всю его территорию и заканчивался тупиком в южной стороне Королевского замка. Кроме того, в отчетных документах нулевого цикла строительства Дома Советов отмечено, что вся территория бывшего банка и прилегающих территорий была насыщена многочисленными подвалами, нишами и подземными проходами. К сожалению, многие из них исследовать не удалось. О том, найдены ли были в подземельях бывшего банка какие-либо ценности, сведений в архиве не сохранилось. К сожалению, приходится констатировать, что почти все послевоенные комиссии, бригады и группы, кроме Калининградской геолого-археологической эжкспедиции, проводившие работы по поиску культурных ценностей, их итоги никак не документировали, хотя находки, и весьма существенные, были.

Окончание итогового документа по результатам наблюдений сотрудниками экспедиции за работами нулевого цикла здания Дома Советов гласило: «во время работ никаких ценностей обнаружено не было. Работа на объекте закончена и объект подлежит закрытию. 17 сентября 1972 года».

Объект был закрыт, хотя полной уверенности в том, что строители Дома Советов опровергли существующие версии, у сотрудников экспедиции не было. Остался без тщательного исследования и такой случай, изложенный в донесении начальника строительного управления «СУ-424»:

«ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КАЛИНИНГРАДСКОГО
ОБЛИСПОЛКОМА

Тов. Богданчикову В. В.

При производстве работ по устройству свайных оснований Дома Советов (северная часть) бетонные сваи, не дойдя до проектной отметки, дали отказ. После дополнительной работы дизельмолотом сваи провалились до двух метров.

Исходя из вышесказанного, следует считать, что в указанном месте находится подземный ход или бункер. Не исключена возможность, что в этом бункере может находиться Янтарная комната или другие ценности.

Подпись»

Начало строительства Дома Советов

Начало строительства Дома Советов

О Доме Советов, который возводился у восточного флигеля бывшего Королевского замка с 1969 года уже много писали и пишут сейчас. Хочу только добавить, что на всех этапах его строительства мне приходилось организовывать сюда плановые учебные экскурсии наших курсантов иностранных военнослужащих Калининградского высшего инженерного училища инженерных войск. Только здесь можно было ознакомиться в натуре со многими интересными и даже уникальными конструктивными решениями.

Дом Советов 70-е годы

Дом Советов 70-е годы

Это, прежде всего:

  • свайное «поле» из свай глубокого заложения в мощном слое насыпного грунта;
  • обеспечение пространственной жесткости высотного здания за счет заанкеренных «ядер» — лифтовых шахт;
  • навеска панелей на каркас и обеспечение герметичности их стыков;
  • применение новых конструкционных материалов и многое другое.

И все же облик здания, как доминанты города, никак не вписывался в учебную тему училища «Гуманистический характер советской архитектуры» из-за своей безликости, невыразительности, бесформенности и невписываемости даже в свой стиль «конструктивизма».

Не стал он вместе с трибуной «мавзолейного типа» и украшением «советского Калининграда».

И все-таки административное здание, хотя и называют его в народе «монстром» или «домом с привидениями», должно быть достроено и эксплуатируемо, ибо и оно – частичка нашей истории

Данная публикация была найдена в огромной кипе архивов, переданных когда-то мне Авениром Петровичем.
Он многое не успел завершить, его планы были огромны.

Сохраните себе ссылку, чтобы не потерять!

Написать отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Политика конфиденциальности
HotLog